Гендиректор Краснодарского ипподрома Игорь Васильев: «Кто, если не мы?»

С 2008 года капитализация Краснодарского ипподрома выросла в несколько раз. Некогда убыточное предприятие не просто избавилось от долгов, но и может позволить себе небольшие вложения в развитие. Однако его гендиректор Игорь Васильев не ограничивается решением проблем ипподрома. Его цели направлены на возрождение и развитие отрасли коневодства России.
Гендиректор Краснодарского ипподрома Игорь Васильев: «Кто, если не мы?»
Игорь Васильев, гендиректор Краснодарского ипподрома

От вешенок — к «звездам»
Раньше на Краснодарском ипподроме деньги зарабатывали по–разному — вешенки выращивали, шкуры солили, проводились гонки на автомобилях на выживание. Сейчас предприятие работает только по своему профилю. Здесь проходят племенные испытания трех основных пород, работает конно–спортивный комплекс с единственным в Краснодаре конным театром. Наши спортсмены–любители завоевывают призовые места на всероссийских соревнованиях. Занимаемся также иппотерапией. В 2016 г. прошли первые паролимпийские соревнования в ЮФО, собрав большое количество спортсменов–детей.


Девять лет назад сезон открывался в апреле и закрывался в августе. Не было полноценных племенных испытаний. Сегодня мы первыми в стране открываем сезон по гладким скачкам и последними закрываем. Каждая лошадь в среднем стартует три раза за сезон. Но говорить об увеличении сезона пока смысла нет. В 2016 г. мы увеличили его на три скаковых дня — до 18, но не собрали на скачки запланированных лошадей арабской и ахалтекинской пород. Их физически просто нет. Сокращается доля племенного поголовья лошадей в стране. Цена скаковой лошади формируется по результатам племенных испытаний на ипподроме. У лошади может быть прекрасная родословная, но это не значит, что она тоже будет «звездной». Чтобы это понять, нужно принять участие в скачках. Стоимость лошади определяется также количеством выигранных призовых сумм. В Европе, покупая лошадь, всегда смотрят, сколько денег она принесла владельцу.


Исключение из правил
На Юге России три частных ипподрома — Краснодарский, Пятигорский и Ростовский. Остальные — государственные. Из «частников» мы единственные, кто говорит об отраслевых задачах и думает о создании единых стандартов. Я прекрасно понимаю: нет лошадей — нет ипподромов. Только на Краснодарском ипподроме больше всего испытывается английских чистокровных, только мы уделяем серьезное внимание правилам и очень серьезно относимся к допингу. После традиционных призов отправляем допинг-пробы в сертифицированную турецкую лабораторию. Результаты предоставляем в региональное Министерство сельского хозяйства, ведь оно напрямую поддерживает коневладельцев через призовой фонд скачек и субсидирование.


Племенные испытания на Краснодарском ипподроме — это продукт. Скачки проходят по утвержденным правилам МСХ РФ, мы вместе с коневладельцами строим общую стратегию. Если бы у меня были только коммерческие подходы, мы бы не достигли таких результатов.


В 2016 г. разыграно почти 35 млн рублей, из которых 17,8 млн выделил Минсельхоз и 17 млн — спонсоры. В 2017 г. коневладельцы через призовой фонд скачек на Краснодарском ипподроме получат более 25 млн только от Минсельхоза. И примерно половину от этой суммы добавят спонсоры. Кроме того, в 2017 г. бюджет планирует выделить 5 млн рублей на поддержку кобылы и жеребенка. Эта государственная поддержка племенных конных заводов осуществляется с 2009 г. Мы единственный субъект в РФ, где из средств бюджета края выделяются средства на финансирование племенных испытаний.


Вне закона
Коневодство как отдельная отрасль не обозначено на законодательном уровне. Ее текущего состояния не понимает никто. Не известно количество занятых в отрасли людей, число выпасов, размер поголовья. Никто не считает объем инвестирования, убытки, налоговые поступления. Нет учебных заведений, которые бы готовили людей нужных специальностей. На заседаниях в правительстве мне приходится рассказывать о том, что в России традиционно занимались разведением лошадей, что во Франции государство поддерживает крестьян, которые используют лошадей, а не китайский  трактор.


Я каждый год иду в Министерство сельского хозяйство и говорю: «А вы знаете, сколько людей работает в отрасли?! Знаете, сколько в инфраструктуру вложено?! Только три конных завода больше миллиарда рублей вложили в инфраструктуру на селе за последние 3 года и столько же в поголовье — это что, не реальный сектор экономики и прямые инвестиции в отрасль, в развитие территории?». Государству надо показывать эффекты от всего, чем мы занимаемся!


Сейчас, к сожалению, все завязано на конкретных людей. И ипподром сегодня завязан конкретно на коннозаводчике, коневладельце и мне лично. Поэтому важно создавать нормативно–законодательную базу и стандарты, чтобы отрасль развивалась независимо от того, кто сидит в кресле. Очень многое нужно поменять, поэтому без революции тут не обойдется. И Краснодарский ипподром не может жить отдельно от отрасли, в которой существуют такие проблемы.


Дорогое удовольствие
Ранее каждый коневладелец замыкался на себе и своих проблемах. Сегодня они задумываются о том, как сделать отрасль самодостаточной. Они понимают, что их дети не заинтересованы продолжать заведомо убыточное дело. В России коневодством занимаются только состоятельные люди, но и для них сумма ежегодного убытка 30–40 млн рублей очень велика. Чтобы дети нынешних коннозаводчиков стали преемниками этого бизнеса, нужно добиться хотя бы выхода «в ноль». Ведь молодежь более прагматична и предпочтет убыточному бизнесу покупку коттеджа или яхты.


За прошедшие годы наши разговоры с владельцами лошадей стали более конструктивны, растет их заинтересованность в совместной работе. Уже сейчас мы готовим новый бизнес–проект на территории Краснодарского края — животноводческий кластер коневодства России. Сейчас я обсуждаю этот проект с Александром Фонтанецким, президентом Ассоциации коневодов Кубани.
Нужно на ежегодной основе проводить ярмарку коневодства, как в Москве и Санкт–Петербурге. Необходимо создать акционерное общество и аукционный дом. Важно формировать рынок продаж разнопрофильных лошадей.  Мы сейчас общаемся с Минселхозом Республики Адыгея по вопросу совместного проведения скачек на Майкопском ипподроме. Опыт и команда специалистов у меня есть. При правильном профессиональном подходе может получиться отличный проект.


Начало положено
В 2016 г. мы провели 168 скачек. Это 1202 старта. Скакали лошади 105 владельцев, в том числе 13 племенных конных заводов, включая 9 крупных. У нас впервые за долгие годы заработал конный тотализатор, благодаря поддержке ИП «Глава КФХ Барсук Т.Л.», частного коневладельца В.С. Толстопятова, ОАО «Российские ипподромы» и Министерства сельского хозяйства Краснодарского края. По инициативе первых двух мы дали старт региональным скачкам. Мероприятие прошло в Павловском районе и собрало 11 тыс. гостей. Получился шикарный праздник. В 2017 г. планируем еще два таких события. Одно из них пройдет в Мостовском районе. В планах отправить запрос во ВНИИ Коневодства о признании периферийных скачек (испытаний) легитимными.


Несколько лет назад пресса не хотела к нам идти. Сегодня самое большое количество трансляций — у Центрального Московского и Краснодарского ипподромов. В 2016 г. благодаря ОАО «Росипподромы» мы начали работу со Всероссийским телеканалом «Конный мир» («Матч ТВ»). У нас было 8 трансляций, из которых четыре — это прямой эфир. На 2017 г. запланировано столько же трансляций. Кроме этого, есть ряд передач, в которых говорится о достижениях и проблемах отрасли.


Тотализатор — не панацея
Средний оборот конного тотализатора за 18 скаковых дней составил 280 тыс. рублей. Игроку нужно отдать 70%, а из оставшихся 30% — заплатить налоги, зарплату кассирам. И у вас ничего не остается. Чтобы Краснодарский ипподром получил лицензию на тотализатор, нужны: гарантия банка — 600 млн рублей, стоимость чистых активов — один миллиард, уставный капитал не менее 100 млн рублей, внесенный деньгами, а не туалетной бумагой. Вы улыбаетесь, а когда я пришел, у нас в уставный капитал была внесена даже туалетная бумага. Представляете, какой активчик? Пришлось все вычищать, чтобы ипподром стал полноценным предприятием.


В Европе управлением денежных потоков тотализатора занимается государство. На ипподром во Франции приходит 50 тыс. человек, из них играет всего 8–9%. Остальная игра — интерактивная. Играет весь мир. Созданы условия, чтобы люди могли играть на своем гаджете, в кафе, отеле — там, где есть скопление людей. Чтобы заиграла вся Россия, нужны инвестиции, маркетинг, работа с рынком. Конный тотализатор никогда не заработает, если не будет решен вопрос популяризации. Если не будут говорить о лошадях, об отрасли, правильно транслировать эту тему через СМИ. Тот, кто говорит, что все проблемы решит тотализатор, говорит неправду. Тотализатор — это всего лишь инструмент, который позволит прийти к устойчивой, стабильной отрасли. У нас поголовье в стране сокращается — скоро скакать будет не на ком!


О задачах и достижениях
Девять лет назад убыток ипподрома составлял 40 млн рублей, а обязательства перед акционерами и кредитными организациями — 100 млн рублей. Денег не было — первое время даже приходилось платить зарплату из личных средств. Банки не принимали в качестве залога административные здания, а земельный участок не был оформлен. При содействии администрации мне удалось остановить хищения земли и оформить земельный участок. Когда–то площадь ипподрома составляла 59 га, остался 41 га.


Из убытков мы вышли в ноль в 2010 г. Сегодня мы единственный ипподром в стране, который на самообеспечении. В 2008 г. оборот был порядка 9 млн рублей. Сейчас цифра совершенно другая. Прибыль незначительная — денег ровно хватает для обеспечения текущей деятельности и решения стоящих перед нами задач. Средств на инвестиции, например на строительство всесезонного трибунного комплекса, у нас, конечно, нет.


Уровень капитализации с 2008 по 2016 г. вырос с 250 млн до 1,5 млрд. Плюс имидж. Я создал привлекательную систему, пусть с перекошенными стеночками, но и сам продукт и отношение к нему стали совсем другими. Я выполнил главную задачу — сохранил Краснодарский ипподром. Плюс вовлек в эту работу региональные органы исполнительной и законодательной власти, построил диалог с коневладельцами. Я отношусь к кризис–менеджерам. Люди оценивают меня по–разному: кто–то говорит, что Васильев плохой, кто–то говорит — хороший. Но, как выразился Владимир Бекетов, председатель Заксобрания Краснодарского края, сегодня зерна от плевел можно отличить. Уже все понимают, кто возродил ипподром и кто оперирует отраслевыми понятиями.


О людях
В 2008 г. мне пришлось заняться кадровой модернизацией. Остались только те, кто может и хочет работать. Девять лет назад в штате ипподрома работало 18 человек. Сегодня — 80 сотрудников в межсезонье и 100 человек в сезон. На сегодня у нас лучший тренерский состав в крае. Успешной компанию делают люди — это основной актив. Таков мой принцип и подход.


Планы–2017
Я хочу создать более комфортные условия для коннозаводчиков и людей, пришедших на скачки. Будь то племенные испытания или улучшение условий для посетителей трибуны. В 2017 г. специалисты и любители скачек снова увидят стипль–чез и барьерные скачки. Мы обсуждаем с коннозаводчиками, как восстановить трассу. Планируем отправить людей на подготовку в Чехию, которая является законодателем стипль–чеза. Будем тратить на это деньги на паритетных началах с коневладельцами. В дальнейшем планируем вернуть на Кубань рысистые бега. Ввести новый продукт — бега борзых.


Конечно, в задачи Краснодарского ипподрома не входит популяризация конного спорта и восстановление коннозаводства всей России. Это задача государства. Но с другой стороны — кто будет этим заниматься, если не мы сами?


⇢ Игорь Васильев более 11 лет работает в ГК «Базовый элемент». Занимал должность коммерческого директора в компании «Агрохолдинг Кубань», был генеральным директором «ЮГ Агробизнес». Ранее входил в топ–менеджмент Тимашевского молочного комбината, Калининского сыркомбината и других компаний. Имеет управленческо–экономическое образование. Член экспертно–консультативного совета при комитете Законодательного собрания Краснодарского края по физической культуре, спорту и делам молодежи. Девятый год возглавляет Краснодарский ипподром в должности гендиректора.


Алена Лаптева

 

"Деловая газета. Юг" - новости Краснодара, Краснодарского края, бизнес, финансы, общество, политика, новости предприятий


Теги: 15.02.2017


Другие материалы по теме «Интервью и комментарии»

Валерий Неженец: Резервистки мировой экономики

Тема женщины в бизнесе, именно с гендерной точки зрения, на удивление живуча. Проводятся сотни исследований, опросов, прописываются психологические портреты и архетипы, активно обсуждается вопрос о сути различий между полами.

07.03.2017

Наталья Боева: В Думе стало больше людей «от земли»

Пять месяцев прошло после того, как начала работать Государственная дума седьмого созыва. Депутатский корпус значительно обновился. Улучшилась дисциплина — теперь народные избранники не голосуют по доверенностям, причем не только на пленарных заседаниях, но и в комитетах.Члены нижней палаты Федерального собрания три недели работают в Москве, а последние семь дней месяца проводят в регионах. Главным интересом ГД стали вопросы внутреннего развития.

28.02.2017

Винный разговор

Современному российскому виноделию чуть больше десяти лет, и в последние годы оно получило новый виток развития: появляются новые небольшие производства, а матерые игроки рынка выходят на новый уровень. О развитии русского виноделия рассказал независимый винный эксперт Артур Саркисян.

07.02.2017

Барьеры позади

Оператор мобильной связи Tele2 подвел итоги работы в 2016 году на корпоративном рынке. В прошлом году количество клиентов в сегменте В2В выросло на 30%, а число абонентов увеличилось вдвое.

06.02.2017
На Кубани коллекторы взыщут долги по газу

На Кубани коллекторы взыщут долги по газу

Газораспределительная компания «Краснодаргоргаз», у которой огромные долги перед «Газпромом» за купленный газ, нанимает коллекторов для взыскания денег со своих абонентов. В компании уверяют: коллекторы будут культурные, воспитанные и «беспределить» не…