Курсы валют
75.81
89.89

Как бороться с воровством сотрудников

14.09.2010 12:55
Какие преступления совершаются на работе, как распознать вора на входе в организацию и есть ли способы избежать утечки информации из компании, рассказывают участники дискуссионного клуба, проведенного «Деловой газетой
Читайте нас на Яндекс.Новости
Какие преступления совершаются на работе, как распознать вора на входе в организацию и есть ли способы избежать утечки информации из компании, рассказывают участники дискуссионного клуба, проведенного «Деловой газетой. Юг». Дискуссионный клуб на тему «Воруют все…» прошел 31 августа в бизнес-клубе «Формула». В мероприятии приняло участие порядка 30 человек: руководители и собственники бизнеса, HR-специалисты, представители охранных предприятий, специалисты в области систем безопасности, психологи. Модерировала дискуссионный клуб Татьяна Федченко, руководитель психологического бизнес-центра AVALON. Партнером проведения мероприятия выступил ресторан выездного обслуживания «Академия праздника». Надежда Мекшун, руководитель направления продаж  HeadHunter:: Краснодар:
«В  июле этого года мы провели опрос среди сотрудников российских компаний, среди них  было и 764 сотрудника краснодарских компаний. На вопрос «Нарушали ли Вы закон на работе» 41% респондентов ответили положительно. Наиболее часто сотрудники компаний  расписываются за других, врут, подделывают документы, воруют, берут откаты.  Были и такие варианты ответа, как  «поступал по совести», «устанавливал нелегально ПО», «нарушал авторские права», «сидел в Интернете не по рабочим делам».Более половины опрошенных (52%) сообщили, что лгут и нарушают закон не ради своей выгоды. На вопрос, «Кто виноват в преступлениях на работе?» 47% респондентов ответили, что виновата система, 28% посетовали на обстоятельства, 25% (самые честные) признали собственную вину. 
Интересно, что преобладающее большинство сотрудников (97%) не потерпели наказания за свои нарушения. И только 3% поплатились за свои преступления. Им делали выговоры, чаще проверяли, лишали премий, увольняли и т.д.»Татьяна Федченко, руководитель психологического бизнес-центра  AVALON:
«В России масштабы воровства действительно огромны – в 80 % компаниях говорят о том, что в этом году совершались хищения или клиентами, или сотрудниками. Но есть и хищения незаметные, такие как хищения рабочего времени. Мы часто не задумываемся о них, но они также могут наносить финансовый урон компании. Сотрудник, опоздавший на работу на 15 минут, ворует у компании 75 минут рабочего времени в неделю, 5 часов в месяц, 7 рабочих дней в год. Два перекура в день по 10 мин – это еще один отпуск сотрудника, более 3 недель потерянного времени за год.
Если посчитать еще и время отсутствия на работе по листкам нетрудоспособности, то получается, что некоторые сотрудники меньше времени работают, чем курят, опаздывают и болеют. Согласно недавним исследованиям, 71% российских руководителей признались в том, что статистика по хищениям в 2010 г. по сравнению с предыдущими двумя годами выросла на 12 %. Возникает вопрос «Есть ли какие-нибудь инструменты, которые помогли бы нам распознать потенциального вора на входе в организацию?»Юлия Джерих, директор по персоналу ООО «Сеть спортивных магазинов «Высшая ЛИГА»:
«Поделюсь опытом своим и опытом коллег. Основной состав работников нашей компании — это продавцы, молодые люди, еще не определившиеся в жизни и не имеющие опыта работы. Как мы распознаем, будет ли воровать кандидат? Самое популярное – это обязательно, личный контакт с кандидатом.  На собеседовании мы задаем проективные ситуации и вопросы, как поведет себя человек в том или ином случае, а также используем тестовые методики». Сергей Клыков, генеральный директор ООО «Крахмальный завод «Гулькевичский»:
«То же самое делаем и у нас в компании.  Еще прозвон по бывшим работодателям, которые могут дать оценку сотруднику. Обязательно надо учитывать, кого мы проверяем. Абсолютно разные методы изучения информации при приеме на работу рабочего, специалиста или топ-менеджера».Георгий Тищенко-Романченко, директор ООО «Кубанская сахарная компания»:
«Я абсолютно не согласен с тем, чтобы считать нарушением все: и воровство, и перекуры.  Это разные вещи, не надо их сравнивать. Когда принимаешь на работу топ-менеджера, безусловно, нужна тщательная проверка. И главное — узнать, почему он ушел с предыдущего места работы. Для низкоквалифицированного персонала система тщательного отбора трудноосуществима.  Дорого и не всегда оправданно. Какие есть люди, таких и набираем. Главное здесь — правильная организация труда и охраны на производстве». Андрей Галась, генеральный директор ООО ЧОО «Растос»:
«Мы стоим на первой линии работы с потенциальными ворами. И я согласен с тем, что главное — это внутренняя система безопасности и контроля. Сейчас контроль работников организуется при помощи технических средств. Техника позволяет сделать гораздо больше, чем людские ресурсы».Андрей Набокин, руководитель службы  психологического обеспечения ГУВД  Краснодарского края:
«Что касается использования полиграфа, то все зависит от специалиста, в руках которого он находится. Сам по себе полиграф — простой инструмент, коробочка с датчиками. Информация выводится на экран в виде графиков. Человеку, подключенному к полиграфу, задают специальные вопросы. И здесь уже начинается творчество и профессионализм того, кто работает с полиграфом. Как показывает статистика, полиграф эффективен в 90% случаев, т.е. в 90% случаев он показывает истинную картину. Есть определенна методика выявления вора или потенциального вора при помощи полиграфа. Это вопросы, ситуативные задачи, которые предлагаются кандидату по принципу добровольности. Послетестовая  беседа позволяет уточнить, почему человек тем или иным образом отреагировал тот или иной вопрос».Ирина Долгова, первый заместитель генерального директора ВЦ «КраснодарЭКСПО»:
«Я финансист и хотела бы высказаться с точки зрения финансов. Я бы заменила термин «воровство» на термин «мошенничество». Что такое мошенничество и где оно моет быть? Пройдемся по бизнес-процессам.  Этап  закупок — откаты и завышение цен. Производство – прямое воровство сырья, материалов, неучтенная продукция. Продажи – занижение цен, использование инсайдерской информации. Маркетинг – использование инсайдерской информации, завышение расценок. Управление – вывод активов, заключение договоров с несуществующими контрагентами. Разные виды мошенничества наносят разный ущерб, поэтому и инструменты борьбы должны быть тоже разные. С точки зрения финансов самая простая вещь – это бюджет. Сначала нужно научиться правильно разносить затраты по подразделениям. Система мотивации должна мотивировать продавцов продавать больше, производственников — производить более качественную продукцию, обслуживающие подразделения, финансы – экономить.Важно, что бы в компании был расчет показателей эффективности, чтобы сотрудникам было выгоднее зарабатывать много и долго, чем украсть один раз».Олег Дымковец, директор ООО «7 Регион Юг»:
«Я считаю, что люди воруют, когда есть возможность. Не надо искушать, нужно исключать такие возможности. Если происходит случай воровства, его нужно изучить и найти метод исключить возможность для воровства в данной цепочке. Если у руководителя компании воруют, то это его вина, а не того, кто своровал. Это руководитель не организовал должную систему контроля».Татьяна Федченко:
«Года два назад прочитала в журнале «Секрете фирмы» интересный эксперимент, поставленный в средней полосе России. Один фермер на своем фермерском хозяйстве использовал православие в качестве инструмента борьбы с воровством. Он принимал на работу только православных. С утра они  служили  службы, проводили молебны по праздникам,  соблюдали все каноны и посты. Охраны  не было совсем. Работали в этом хозяйстве порядка 80 человек, а в сезон до 120 человек. И этот фермер утверждал, что вера спасает людей, предотвращает от хищения».Андрей Галась:
«Я своей работе сталкивался с тем, что люди заявляют о себе намного больше, чем на самом деле собой представляют. Можно заявлять, что ты верующий, но при этом сходить всего 2 раза в церковь, а можно даже не ходить в церковь, но в душе быть верующим и иметь внутренний стержень и принципы.
В больших компаниях только мотивацией или только охраной решить проблему воровства нельзя. Должен быть комплекс мер». Виктор Кармазин, заместитель директора ООО «Велес-Юг»:
«Я думаю, главное – это мотивация. Когда мотивация не дает возможности топ-менеджерам получать прибыль непосредственно от своей работы, им приходится опускаться до того, что бы воровать на своих предприятиях. Даже грузчика можно замотивировать. Например, если он найдет, кому продать фуру товара, то получит проценты с продаж. И он будет бегать и искать кому бы ее продать, а не думать, как утащить пару коробок».Георгий Тищенко-Романченко:
«Я очень серьезно отношусь к системе правильного учета того, кто что заработал. Во многих фирмах не обосновывается вознаграждение сотрудников, и преданность начальнику считается высшим профессионализмом. Если вознаграждение будет начисляться правильно, исходя из реальных заслуг каждого, то это серьезная мотивация для сотрудников работать честно». Сергей Клыков:
«В России проблема воровства и мошенничества идет с незапамятных времен. Исторически ментальность государства сложилась таковой, что воровать по-крупному незазорно. Люди видят, что воровство и коррупция относительно безнаказанны, а те, кто ворует, комфортно себя чувствуют. И проблема коррупции давно является одним из самых больших зол России, с которым государство борется довольно безуспешно либо только в лозунгах и на бумаге.В бизнесе аналогичная ситуация. Человек смотрит, как себя ведет руководитель и команда топ-менеджеров,  и ведет себя также. Правило «рыба гниет с головы» работает стопроцентно. Поэтому важно исключать предпосылки воровства, в том числе через личные примеры, подтверждение репутации честного руководителя. Опасно видеть во всех воров. Здесь принципиально важно в работе со своей командой опираться на ценности доверия. Лично я уверен, что будущее за теми компаниями, которые формируют команды на принципах доверия друг другу. Если я создаю команду, я формирую ее из тех людей, которых я проверил в деле, которым я доверяю. И сам я работаю в компаниях, где мне, надеюсь, доверяют. Должны быть контрольные точки, проверять постоянно не нужно. К примеру, я уверен, что как только я начну постоянно посылать своих замов и ведущих специалистов, с которыми работаю уже не один год, на полиграф, их лояльность, а значит, и эффективность, будет потеряна. С большой долей вероятности, будучи честным человеком, такой сотрудник напишет заявление на увольнение, а потом уже пойдет на полиграф.  Остаются ли риски что-то проглядеть, ошибиться в людях? Наверное, да. Но вместо назидания атмосферы подозрений можно ограничить права по доверенности, ввести систему контроля и учета, риск-менеджмента, процедур и регламентов, внедрить прозрачную ежедневную управленческую отчетность, под прямым контролем и подчинением собственнику организовать службу безопасности и контрольно-ревизионное управление. Однозначно на снижение рисков влияет также обеспечение достойного объективного дохода работника и системы его мотивации.Тема мероприятия »Воруют все…". Но я считаю, что здесь кроется описка. Воруют все-таки не все, а воруют всё. А именно – материальные ценности, финансовые ресурсы, информацию, время и кадры».Сергей Баранов, директор Orange Fitness:
«Я согласен с Сергеем. Если изначально строить правильные открытые отношения с персоналом, прозрачные сверху до низу, когда каждому сотруднику понятно, что он делает и за что отвечает, когда все бизнес-процессы прописаны, тогда воровать будут значительно меньше. Я, по крайней мере, по таким рельсам еду уже 4 года. Мелкие случаи воровства есть, но крупного воровства нет».Виктория Евсеева, директор ООО МТПФ «Квантум-Сатис»:
«У меня есть аптек и детских магазинов. На данном этапе я большую часть функций и полномочий передала своим сотрудникам, но функцию подбора персонала оставила за собой. Когда точки удалены, контроль за сотрудниками сложно осуществим. Поэтому основное внимание должно быть направлено на подбор персонала. Даже один продавец может создать такую атмосферу в коллективе, что продажи всех точек упадут, и чтобы их восстановить потребуется силы всех топ-менеджеров». Георгий Тищенко-Романченко:
«Самый лучший метод защиты от воровства -  это сделать так, что чтобы что-то унести, человеку потребовалось бы вступать в сговор с максимальным количеством людей. Когда, чтобы совершить воровство, нужно привлечь еще 4-5 человек, это существенно осложняет процесс. Второе – это система учета. Если мы не можем напрямую увидеть, где воруют, это должно быть видно по системе управленческих и других учетов». Сергей Баранов:
«Нужно использовать статистику. Если в прошлом году расходы на такие-то нужды составляли миллион, то почему они в этом году стоят два. Сразу понятно, что то-то не так.
Далее, должна быть система бонусов за экономию ресурсов. Это работает. И должны быть четко расставленные точки контроля. Не тотальный контроль, а точки, по которым можно проверить, как работает система». Сергей Клыков:
«Чтобы определить контрольные точки, нужно разложить бизнес-процессы на отдельные действия и определить риски. А далее смотрим, можно ли этот риск превратить в контрольную точку и управлять им. То, что называется реинжинирингом бизнес-процессов. Если говорим о материальных ресурсах: есть производство, есть склады, есть отгрузка. Начинаем раскладывать. Первая точка – производство. Три года назад, когда я только пришел на предприятие, в первую же инвентаризацию я обнаружил недостачу крахмала – не хватало несколько десятков мешков. Возник вопрос, как выставить контрольные точки? Мы расписали весь процесс, начиная с той единицы оборудования, где в мешок попадает крахмал. Возникает вопрос: можно ли поставить счетчик на подсчет мешков? Производство отвечает – нет, технически сложно, это будет мешать процессу, для этого понадобится еще один весовыбойщик, дополнительные расходы, мы будем терять время, мы будем терять выработку. Сделали, в результате еще и сократили несколько человек, потому что часть процессов автоматизировали. В результате появилось абсолютно четкое понимание количества мешков в смене и тоннаж, увеличилась выработка за счет снижения потерь. Далее передача на склад, складской учет, выписка разрешений на отгрузку, заявка на подачу транспорта, отгрузка, перемещения по территории со склада, за ворота, дополнительный контроль по взвешиванию, охрана. Четкое и своевременное отображение информации в электронном документообороте, либо в журналах, а не просто на каких-то иногда теряемых бумажках. Включаем в процесс несколько звеньев ответственных сотрудников, документов, точек принятия решений, чтобы, как правильно сказали, воровство было сложнее осуществить и т.д.Чтобы максимально ограничить возможности для умышленных действий, мы на предприятии создаем корпоративную историю. Для того, чтобы получить деньги на какие-либо нужды, нужно оформить и подписать  регламентированные бумажные формы. Например, если поломалась какая-то единица оборудования, нужно заполнить заказ-наряд с обоснованием и с подтверждением у главного механика, главного инженера с отражением в соответствующем журнале. Далее формируется заявка на покупку, а не просто «Ваня, купи срочно подшипник или насос». Ваня бежит, срочно покупает, а через 3 месяца выясняется, что этот насос нам вообще не был нужен, а с кого спросить, уже не разобраться. Это необходимо исключить через процедуры и документы.
В частности, у нас идет разделение тех, кто заказывает и кто покупает. Механик заказал нужную единицу оборудования, выбрал модификацию, дал четкую спецификацию, оформив заявку на покупку в отдел снабжения, а задача снабженца – найти товар, оптимальный по цене и качеству. В зависимости от статьи расходов и суммы контракта также предоставляется лист выбора поставщика с анализом нескольких предложений либо проводится тендер. Когда товар найден, составляется заявка на оплату, передаваемая через схему согласования в финансовый отдел. Поначалу кажется, что много бумаг, но на самом деле большинство документов оформляют в электронной форме, и все довольно просто и быстро. Многие согласования проходят в информационной системе через электронную подпись. Наоборот, сотрудникам становится удобнее работать – понятно, что и как делать, четко определена ответственность за каждый этап. А неблагонадежный работник не раз задумается, стоит ли ему рисковать своими незаконными действиями в такой схеме документооборота и принятия решений. При этом, если вдруг выяснится, что кто-то год назад «нагрел руки» или допустил оплошность, я в любую секунду могу поднять любой документ годичной давности и проследить пофамильно движение товарно-денежных ценностей, корректность выбора поставщика или обоснование необходимости покупки или оплаты».Дмитрий Носивской, директор ООО «Экспонента»:
«Это то, что касается материальных запасов. А что делать тем, кто услуги предлагает?»Ирина Долгова:
«Существует такое правило: прежде чем уволить человека, нужно подумать, что будет, если он уйдет к конкурентам. В услугах это самое главное. Существует много методов защиты информации, но не все они могут сработать. В услугах большую роль играет человеческий фактор. Почему в сфере услуг люди получают больше, чем в производстве? Потому что в производстве можно один раз организовать процесс, и потом его только улучшать. В услугах, как в «Алисе в стране чудес», — чтобы стоять на месте, нужно быстро бежать. А бежать можно только с людьми. Потому что в этом бизнесе, основное достояние  — это люди». Сергей Клыков:
«С точки зрения топ-менеджмента, это однозначно должна быть работа с лояльностью к компании. На самом деле, если вы при собеседовании начинаете выдавать секреты предыдущего работодателя, к вам формируется настороженное отношение: если вы выдали секреты предыдущего владельца, где гарантии, что вы не выдадите потом секреты нового работодателя.
В случае со средним менеджментом защитой от воровства информации могут быть чисто технические средства: запрет на использование флешек, дисков, ограниченные почтовые серверы
Также мы стараемся максимально уходить от бумажных носителей. Каждая бумага с точки зрения информации может стоить денег. Кто гарантирует, что менеджер по продажам не унесет домой в портфеле какую-нибудь отчетность с ценами, прогнозами, клиентской базой и т.п.?»Дмитрий Носивской:
«Все, что до этого говорили о контроле движения материальных ценностей, применимо и для контроля за информацией. Первое – это определение стоимости информации. Действительно ли нужно ее охранять и тратить на это деньги? Нужно понять, насколько для вас критична потеря информации?
Не секрет, что 20% усилий дают 80% результата. Ограничение возможности физически унести информацию на каком-то носителе дает наибольший эффект. К сожалению, бывают ситуации, когда без внешних носителей не обойтись. Наибольший риск потери информации в компаниях, продуктами которых являются нематериальные активы, например изыскания, проекты, экспертизы и т.п.
Очень многое зависит и от топ-менеджеров. Если разработана какая-то система защиты информации, но топ-менеджерами она не соблюдается, это и на рядовых сотрудников действует очень расслабляюще. Все понимают, что установленные правила можно не соблюдать». Георгий Тищенко-Романченко:
«У меня крупная компания – 6 сахарных заводов. И у меня нет каких-то особых секретов, которые нужны моим конкурентам. Я считаю, что все знаю про другие сахарные компании, и они про меня все знают.
Я согласен с Дмитрием, нужно разобраться, что охранять. Если находишь правильную точку, которую надо охранять, тогда сохранишь информацию, если начинаешь охранять все подряд, то обязательно что-то важное упустишь». Ирина Долгова:
«Играет роль вид бизнеса. Сахарный завод имеет высокий порог входа. Наиболее уязвимы компании, где порог входа низкий. Например, event менеджмент, где менеджер ведет проекты,  у него есть своя база. Если он уходит, он уходит с клиентами и спокойно может открыть свою компанию». Дмитрий Носивской:
«В этом случае реально защитить компанию разделением различных операций между разными людьми. Один человек обзванивает клиентов, передает информацию другому. Другой делает коммерческое предложение. Третий выезжает на встречи. Тогда собрать это воедино информацию будет сложнее».Олег Стасовский, к.т.н., генеральный директор ООО «МОНЭ»:
Моя компания предоставляет все услуги в сфере недвижимости. Этот бизнес завязан на информации об объектах и о клиентах. В том, что касается физического воровства, я проблему решил. Это привлечение специализированного охранного предприятия, использование спецсредств, в том числе видеонаблюдения. Сложнее решать вопрос воровства времени, информации, в т.ч. информации о клиентах. Это основное, что нужно защищать в моем бизнесе. В этих направлениях и заключается основная моя работа. С воровством времени я борюсь постоянным совершенствованием и проработкой должностных инструкций и функционалов, а также внедрением корпоративной политики поддержания духовных ценностей.
Информация защищается информацией. Бизнес, связанный с информацией постоянно должен совершенствоваться.  Вся работа нашей компании строится на CRM. Это программа управления отношениями с клиентами отображающая мой многолетний опыт работы в недвижимости. Моя система работы позволяет вести полный цикл обслуживания клиентов. Отслеживание и контрольвсех событий связанных с каждым клиентом — звонки, встречи, документооборот; контроль состояния работы с клиентом на каждой стадии работы с ним; позволяет выделять ответственного на каждой стадии отношений с клиентом и контролировать ответственного исполнителя. Также это хорошая система мотивации моих сотрудников, заинтересованных в сохранении и привлечении новых клиентов.Защита информации обеспечивается избирательностью доступа к данным и пароли пользователей. Для защиты информации, которая выходит в промышленную базу данных — внешние источники, Интернет, существуют встроенные механизмы защиты баз данных.
И самый, на мой взгляд, важный момент, не позволяющий воровать клиентов  — это персональная работа с клиентами. Она проявляется, в том числе, в корпоративных мероприятиях. Компания «МОНЭ» имеет в своей структуре арт-галерею «МОНЭ», где мы проводим корпоративные мероприятия с клиентами. Приобщаем к искусству, к прекрасному. Это своеобразный тимбилдинг для сотрудников и для клиентов. И я точно знаю, что мои клиенты с моим подходом к ним, не станут искать альтернативного консультанта по недвижимости. А для своих сотрудников я стараюсь на личном примере быть образцом профессионализма и порядочности, что и ценят в нас наши клиенты». Ирина Долгова:
«У нас одно из направлений бизнеса – это кейтеринг. Мне этот  бизнес нравится от души. Этот тот самый случай, когда хобби становится бизнесом. Мы учились во Франции, в Москве, Петербурге. Платили приличные деньги для того, чтобы создать это бизнес на том уровне, на котором он сейчас находится. У нас самые хорошие подачи, повара и т.д. Мы приложили к этому много усилий, и порой было обидно, когда, выходя куда-то на следующий день, мы видели то же самое у других компаний. Почему же мы потратили деньги, время, силы, а кто-то просто взял наши наработки?! Потом я просто изменила отношение к этому. Теперь я называю это бенчмаркетингом по-русски. И когда ко мне подходят мои сотрудники и говорят: «Ирина Петровна, ну как же так?! Я только вчера это придумал, а сегодня это уже кто-то использует». Я говорю: «Замечательно, значит, завтра мы сделаем еще лучше и пойдем еще быстрее». На самом деле это громадный стимул двигаться вперед. Олег Дымковец:
«Я такая истина – все ворованное не работает. Я лично использовал «слитые» мне «беглыми» менеджерами ворованные базы. Они не работают. А если работают, то очень короткое время. Поэтому я не боюсь, когда увольняются менеджеры и начинают «шерстить» клиентов. Я своих сотрудников мотивирую совершенствовать услуги и быть на шаг впереди конкурентов. Защищаться, безусловно, надо, но это не должно стать паранойей. Невозможно защитить информацию в наш век информационных технологий. Даже если ограничить доступ технических носителей, есть блютус, беспроводная система, куча методов, как обойти. Нужно быть просто на шаг впереди».Виктория Евсеева:
«У меня 6000 клиентов, из них 100 ключевых. Я физически не смогу со 100 клиентами встречаться лично, с ними встречаются мои сотрудники. Моя задача найти таких сотрудников, которым я смогу доверять».Найти и наказатьКак найти вора среди сотрудников компании и можно ли призвать провинившегося к ответственности, рассказывают бизнесмены и топ-менеджеры, опрошенные «Деловой газетой. Юг».Георгий Тищенко-Романченко, директор ООО «Кубанская сахарная компания»:
«У нас были прецеденты воровства, и единственный вариант наказания при этом  –увольнение. Правда оформляется уход такого сотрудника – по собственному желанию. Но все остальные сотрудники знаю истинную причину его ухода».Юлия Джерих, директор по персоналу ООО «Сеть спортивных магазинов «Высшая ЛИГА»:
«Я мало знаю примеров увольнения по воровству с точки зрения законодательства. В каждом конкретном случае необходимо привлечение органов милиции, иначе, как бы не выявляли воров в компаниях, у работодателей, в большинстве случаев  «связаны руки».Алексей Косинский, директор филиала по Краснодарскому краю ФГУП «Охрана» МВД России:
«Во многих магазинах есть проблема, когда покупатель пытается что-то вынести в сговоре с продавцом. В крупных магазинах, особенно в магазинах самообслуживания, эта проблема глобальна. Там могут вынести плазму за 100 тыс. руб., а через кассовый аппарат пробить какой-нибудь дешевый телевизор. При этом кассир получает откат, тот, кто переклеил штрих-код получает откат, тот, кто вынес, получает товар, который потом он может продать. Поэтому должен быть комплекс мер. Невозможно одной службой безопасности решить вопрос. Часто службы безопасности предприятий сами участвуют в воровстве. Вспомните супермаркеты «Далпорт». Они на этом и погорели. Там вывозили товар газелями. И охранники сами открывали двери. Службу безопасности предприятия нужно стыковать со сторонней охранной структурой, которая будет приглядывать за службой безопасности, а служба безопасности будет приглядывать за ними. Здесь можно процитировать Рокфеллера «Никогда не экономь на охране, страховке и рекламе, и тогда у тебя будет все хорошо».Илья Рысин, руководитель представительства ЗАО «Балтийская климатическая компания» в Краснодарском крае:
«По первому образованию я юрист. Чисто с юридической точки зрения жалеть людей нельзя. Жалось — это наша главная проблема. Мы говорим, что нужно удерживать сотрудников, поощрять их. Согласен, ценных сотрудников держать нужно, тех, без кого предприятие не сможет процветать. Но когда ты точно знаешь, что завтра найдешь сотни таких же людей, но все равно его жалеешь и не привлекаешь к ответственности, это неправильно. Это наша с вами российская ментальность — я его спасу, и он когда-нибудь спасет меня. Нельзя жалеть! Нельзя позволять обманывать себя и окружающих! Этот сотрудник придет в другую организацию и продолжит воровать. Наш закон не позволяет нам действовать в рамках цивилизованного государства, мы все ущербны в этом смысле. Мы ничего не можем сделать с вором, который украл у предприятия. Совесть – это хорошая черта. Но давай будем пользоваться хотя бы тем, что дает нам наш несовершенный закон». Андрей Галась, генеральный директор ООО ЧОО «Растос»:
«В нашей практике были случаи увольнения сотрудников по статьям за воровство или пьянство. И, как правило, 90% таких  сотрудников через 3-4 месяца приходят проситься обратно, потому что их даже грузчиками не берут работать».Татьяна Федченко, руководитель психологического бизнес-центра  AVALON:
«Возможно, в 90-х годах и можно было так сделать, но сейчас очень сложно. Сейчас все юридически грамотные.  И уволить сотрудника за воровство без доказательной базы, без вынесения решения суда невозможно». Ольга Щербакова, директор по персоналу ООО «Артисан»:
«Все зависит от уровня службы безопасности, от их навыков и знаний, и от уровня квалификации отдела кадров. Первые могут собрать законодательную и доказательную базу, вторые — вовремя подсказать руководителю, что по закону можно сделать с работником, а что нет.
В части информационного воровства хочу привести пример. Буквально на днях у меня был случай. Я попросила коллегу из другой компании прислать мне некое положение. На что получила ответ: «К сожалению, почту читает служба безопасности, поэтому не могу Вам переслать запрашиваемые файлы, но получите от меня смешные картинки и прочитайте от меня SMS». Естественно, в SMS пароль на открытие файла. В этом случае, конечно, важность пересылаемой информации была минимальна, но, если один сотрудник так поступает, где гарантия, что другие не делают, то же самое». Алексей Косинский:
«Законодательно уволить по воровству практически невозможно. Дело отправляется в суд. Пока будет идти суд, человек уже два раза напишет заявление по собственному желанию. Как действовать? У нас в городе порядка 900 охранных структур. От маленьких, где 4 охранника, до больших холдингов, состоящих из нескольких юрлиц. В нашем крае менталитет таков, что очень многое решается через связи, знакомства. Если вы обращаетесь в маленькие ЧОПы, они зачастую не имеют возможности привлечь органы внутренних дел для вашего разбирательства. Если вы привлекаете серьезную охранную структуру, шансов получить поддержку внутренних органов у вас больше. Я не говорю только о государственных охранных предприятиях. У нас много крупных ЧОПов, которые возглавляют бывшие сотрудники милиции, уволившиеся в званиях генералов и полковников, и имеющих по сей день серьезные связи в МВД. Они помогут  вам устроить такое серьезное разбирательство, что это станет образцово-показательной поркой, после которой остальные сотрудники не захотят воровать».Георгий Тищенко-Романченко:
«Я много лет работал с различными охранными системами. Очень важно правильно использовать охранные структуры. Тот же кладовщик, может быть и не очень честный, как большинство кладовщиков, знает, что он принял товар и он его обязан сдать. Теперь представьте, что ключи от склада дали людям, которые работают в охранном предприятии и получают по 5 тыс. руб. Они все разворуют. Охрана не должна охранять товар, она должна контролировать операции». Владимир Спиридонов, заместитель гендиректора по новым технологиям ООО «СКВИД ТД»:
«Я представляю компанию, которая специализируется на технических средствах защиты. Могу сказать, что с 90-х годов кардинального изменения технических средств безопасности не произошло. Перечень средств и методы их использования остаются теми же. Не меняется и нормативная база, согласно которой эти средства можно использовать. Нормативной базы для использования тех же систем видеонаблюдения практически не существует. Есть такие нормативные акты, которые оговаривают возможность применения технических средств для спецслужб, но для широкого круга лиц, это не оговорено. Это своеобразный камень преткновения, затрудняющий применение технических средств контроля. Мы действуем по принципу – что не запрещено, то разрешено. На этом и зиждется наша техническая безопасность (в том, что касается получения визуальной или аудиоинформации). Из технических средств контроля на сегодня основное – это система видеонаблюдения. Видеосистемы достаточно консервативны и практически не меняются. Единственное, что добавилось – это возможность анализа видеоизображения. Т.е. раньше, чтобы выявить момент преступления, которое было совершено какое-тот время назад,  руководителю или специалисту по безопасности нужно было просматривать все записи за этот период, тратить на это несколько дней. Теперь появились программные продукты, облегчающие этот процесс. Есть правила, назначение которых позволяет найти украденные или, наоборот, появившееся предметы, или отследить все движения, которые происходили на отдельно участке.
Из технических новинок можно отметить появление мобильных офисов, когда руководитель, находясь на отдыхе или в командировке, может увидеть все, что происходит у него в офисе».

Антон Бабчук - музыкант и детский писатель

Фронтмен краснодарской группы "Вдруг" Антон Бабчук выпустил "Пиратскую азбуку" для детей. Сайт "Деловой газеты.Юг" поговорил с музыкантом и писателем о том, как совмещать два увлеч...

Смотреть видеосюжет онлайн

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы