Курсы валют
65.99
74.90

Как органы опеки у оппозиционеров детей изымали

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
24.05.2013 08:50
Следователи пришли к оппозиционеру Денису Курайши (подозреваемому в причастности к "Болотному делу"), не застали его дома и вместе с органами опеки забрали и увезли двоих его детей
Читайте нас на Яндекс.Новости
Следователи пришли к оппозиционеру Денису Курайши (подозреваемому в причастности к "Болотному делу"), не застали его дома и вместе с органами опеки забрали и увезли двоих его детей. Ноу-хау правоохранительных органов: если на кого-то нужно надавить, хороший способ – взять его детей в заложники. В четверг утром сотрудники Следственного комитета провели обыск в квартире Дениса Курайши, подозреваемого в причастности к так называемому «Болотному делу». Сочувствующий оппозиции бывший спортсмен Курайши помогал обеспечивать безопасность уличных протестов и, в частности, защищал Сергея Удальцова.Не застав хозяина дома, следователи и сотрудники органов опеки забрали с собой младшую дочь, а потом наведались в школу, где учится старшая дочь, и сняли ее с занятий. После этого их обеих увезли в неизвестном направлении.Никаких документов следователи и сотрудники органов опеки родственникам Курайши не предъявляли. Неясно, что мешает квалифицировать их действия как похищение человека с отягчающими обстоятельствами (использованием служебного положения). Также неясно, почему сотрудники опеки составили компанию следователям, которые искали «опасного преступника». И неясно, станет ли постоянной практика правоохранительных органов влиять на граждан посредством взятия их детей в заложники.Оппозиционеры уверены, что эти действия следователей и органов опеки – форма давления. Нет более эффективного способа повлиять на решение человека, чем создать проблемы его детям. От подозреваемых по «Болотному делу», во-первых, ждут показаний на «организаторов массовых беспорядков» в лице лидеров оппозиции, а во-вторых, таким давлением отговаривают других граждан от участия в акциях протеста. Вопреки известному выражению, дети в России отвечают за родителей. В частности, дети граждан с правильной политической позицией живут совсем иначе, чем дети оппозиционеров. И дело даже не в деньгах.Самый известный пример, конечно – дочери Владимира Путина. Более тщательно, чем их, укрывают от внимания общественности только президентскую жену. Доносятся обрывки сведений: учеба в Петербурге и Германии, свадьбы с русским олигархом (Мария) и корейским гражданином (Екатерина), якобы состоявшееся рождение первого президентского внука.Владимир Путин удивляется, когда его спрашивают о детях. «Дети в Москве, они учатся, отчасти – работают», — каждый может самостоятельно оценить полноту и искренность такого ответа. Ничего общего со счастливым отцом Обамой, чьи дочери всегда рядом с ним, или, скажем, с британским премьером Кэмероном. От кого, куда и зачем президент прячет своих дочерей, неясно; ясно только, как высоко он ценит неприкосновенность их частной жизни и их безопасность.Другой пример – борец с коррупцией и с американским усыновлением депутат Госдумы единоросс Сергей Железняк. Депутат говорит о патриотизме, особенно в среде молодежи, а три его дочери тем временем учатся в элитных коллежах Швейцарии и Великобритании. Их фотографии (например, Екатерины Железняк, почему-то лежащей на асфальте в шубе) опубликовал в своем блоге Алексей Навальный. Депутат обиделся и разгневался: «Вообще считаю неправильным вторжение в чужую личную жизнь, но в отношении детей – особенно. Мои дочери ничего плохого не совершили, я ими горжусь».«Ничего с вашими, мосье Железняк, детьми ужасного не случится, — ответил ему Навальный. — Они в безопасности, за границей, учатся в элитных учебных заведениях. Папа у них, конечно, продажный мерзавец, но тут уж ничего не поделаешь. Вы это свое „не трожьте детей!“ скажите Чириковой или Бароновой, которым ваша поганая „Единая Россия“ подсылала органы опеки с заявлениями на лишение родительских прав. Вы это скажите 11-летней Даше Навальной, детские вещи которой шмонали во время обыска, а компьютер, телефон и фотографии которой до сих пор не вернули. Вы это скажите 4-летней дочери Бахова или ребенку Белоусова, отцы которых сидели или все еще сидят безо всякой вины по „делу шестого мая“».Кроме исчезновения с информационных радаров за пределы Российской Федерации и учебы в элитных европейских учебных заведениях, есть и другие способы, которыми граждане с правильной политической позицией проявляют любовь к своим детям. Это – хорошая работа в частно-государственных структурах, например, в госбанках. Например, во Внешэкономбанке работают дети Михаила Фрадкова, Александра Жукова и Сергея Иванова, в Россельхозбанке – сын Николая Патрушева, в ВТБ – дети Валентины Матвиенко, Александра Бортникова и Дмитрия Козака, и так далее.Во время поисков изъятых у Дениса Курайши детей правозащитник Лев Пономарев призвал уполномоченного по правам человека Владимира Лукина вмешаться в ситуацию. Вмешался ли Лукин, неясно: комментариев от него не поступало, на звонки аппарат омбудсмена не отвечает.В аппарате уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова, напротив, уже в курсе ситуации, но вмешиваться пока не собираются. «На основании тех данных, которые есть, неясно, что там произошло. Мы наблюдаем за ситуацией», — рассказали dp.ru сотрудники аппарата детского омбудсмена.Ближе к вечеру детей Дениса Курайши вернули в семью. Для этого его жене потребовалось уехать с работы на поиски, а потом провести некоторое время в полиции.Согласно написанным следователями бумагам, дети содержались в антисанитарных условиях (поэтому их-де и забрали). Правозащитники возражают, что сами следователи в процессе обыска и создали эти условия. Жена Курайши письменно согласилась с тем, что условия были антисанитарные. Ее сторонники говорят, что она сделала это под давлением, находясь в отделении полиции в переживаниях об отобранных детях.Оппозиционеры пылают гневом. «Органам опеки, которые влезают в политические дела и пытаются изымать детей оппозиционеров: вы будете после люстраций долго сидеть. Преступления против детей должны наказываться более жестко. Буду добиваться включения начальника этого уродства [органов опеки] в список Магнитского», — пишет Олег Козырев.«Дети для них давно стали средством шантажа. В 2011 году органы опеки наезжали на Чирикову, пытаясь доказать, что она плохая мать и издевается над детьми, — напоминает Андрей Мальгин. — Год спустя они пришли к Марии Бароновой, как только против нее было возбуждено уголовное дело по событиям на Болотной. Ей сообщили, что она ненадлежащим образом выполняет родительские обязанности. Из протокола: на кухне обнаружена пачка сигарет, в детской комнате беспорядок, мать не смогла предоставить документ о своем месте работы, а ребенком занимается няня». «dp.ru Деловые новости»

Наш канал на Яндекс.Дзен

Комментировать

comments powered by HyperComments