Курсы валют
63.69
68.78

Виктор Музыка: "Арт–рынок доступен каждому"

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
21.06.2013 11:01
О том, как и за сколько нужно покупать антиквариат, и почему в России много подделок, рассказал Виктор Музыка, искусствовед, арт–директор галереи «Наше Наследие» (Москва), эксперт–консультант по формированию частных коллекций
Читайте нас на Яндекс.Новости
О том, как и за сколько нужно покупать антиквариат, и почему в России много подделок, рассказал Виктор Музыка, искусствовед, арт–директор галереи «Наше Наследие» (Москва), эксперт–консультант по формированию частных коллекций.Виктор Владимирович, по вашим оценкам, в Краснодаре есть задатки для развития арт–рынка?— Я видел Краснодар только из окна машины, но, судя по мероприятию (см. врезку справа), интерес к рынку искусства у вас есть. В Москву приезжают дилеры с юга, покупают вещи, затем продают в крае. Рынок искусства есть, но специфический, провинциальный. В чем выражается провинциальность?— В ограниченности. Людей, которые готовы покупать предметы искусства, антиквариат, мало. И еще здесь интересуются крупными — по значению — европейскими вещами, статусными, а на мой взгляд, нужно покупать то, что нравится.Как меняется рынок искусства в России?— Он постоянно изменяется. Лет двадцать назад частный рынок только начал складываться, и становление его проходило очень тяжело. Тогда у нас было много хороших вещей, доступ за границу был закрыт законодательно, и отечественные качественные вещи можно было купить очень недорого. С другой стороны, немногочисленные вещи из Европы были сильно переоценены, продавались в 4–5 раз дороже своей истинной ценности. После открытия границы предметы из Западной Европы хлынули в Россию и пользовались огромным спросом. Люди покупали все подряд — ведь сложившегося рынка и культуры у нас не было. И часто покупали подделки, запутались все — даже эксперты. Открытие границ нам до сих пор аукается. Вначале не было и рынка экспертизы. Эксперты не представляли уровень ответственности, которую они несут за свои заключения, допускали серьезные ошибки. А подписанная бумага могла увеличить цену предмета с $2 тыс. до $80 тыс., например. Неразборчивость публики, легкомыслие экспертов, непонимание галеристов привело к появлению массы поддельных вещей. Так и работали, пока лет пять назад не грянул серьезный скандал по поводу подделок, после которого рынок стал более цивилизованным.Каковы предпочтения покупателей предметов искусства и антиквариата?— Началось все с интереса к предметам старины, это 18 в. — начало 19 в. Из живописи была популярна школа русского реализма, «предвижники», академики, как Шишкин, Айвазовский, Саврасов и др. Интересовались классикой, русским авангардом, например, популярен был Малевич. Лет пять назад курс сменился. Стали востребованы импрессионисты, вырос в цене Коровин, Кустодиев стал заметно лучше продаваться, Кончаловский. Интерес в мебели сместился в арт–деко, кстати, и сейчас это направление востребовано. Сейчас же самые дорогие и востребованные авторы — советские: Дейнеко, Пименов. Признанные мастера. И если 5–7 лет назад хорошо продавались «среднее» советское искусство, соцреализм, то сегодня малоизвестные художники никому не нужны. Дилеры, купившие много их работ на пике интереса, «зависли». Раньше покупали все, сегодня — отдают предпочтение хорошим вещам. Есть две категории покупок: коллекционные, известные предметы искусства с экспертизой, которые потом легко продать, и недорогие, но красивые и изящные вещи. Как меняется профессиональный рынок искусства?— Отмечу рост влияния и значения антикварных домов, сначала в Москве, сейчас и в Петербурге. Основная часть продаж приходится на аукционные дома, галереи отдают им на продажу значительную часть вещей. И еще — эксперты теперь предпочитают не подтвердить подлинность произведения, нежели подтвердить подделку. В этом отношении эксперты стали строже, принципиальнее. И, кстати, именно поэтому не имеют ценности экспертизы региональных музеев, местных экспертов. В регионах еще нет той степени понимания ответственности за свое мнение, которая уже выработалась в столицах.Полную версию текста читайте в печатной версии «Деловой газеты. Юг». Стоимость подписки на 12 месяцев — 1 900 рублей с учетом НДС. Отдел подписки: (861) 210-58-71, [email protected]«Деловая газета. Юг» новости Краснодарского края

Михаил Соловьев, руководитель проекта ТЕАТР.KRD

Руководитель ТЕАТР.KRD Михаил Соловьев рассказал сайту «Деловая газета.Юг» о конкуренции среди независимых театров, сколько денег приносит показ одного спектакля, а также поделился...

Смотреть видеосюжет онлайн

Цех «Кубанской макаронной фабрики» выставили на торги за 32 млн рублей

19.02.2020 18:00
В Приморско-Ахтарске продадут с торгов цех и земельные участки ООО «Кубанская макаронная фабрика»
Читайте нас на Яндекс.Новости

В Краснодарском крае выставили на торги имущество ООО «Кубанская макаронная фабрика» в Приморско-Ахтарске. Соответствующее объявление опубликовано в материалах ресурса «Единый федеральный реестр сведений о банкротстве».

В состав лота входят здание макаронного цеха с пристройкой, котельная, три земельных участка площадью от 392 кв. метров до 2,8 тыс. кв. метров, а также водонапорная башня. Начальная стоимость лота составляет 32,3 млн рублей. Аукцион запланирован на 22 сентября 2020 года.

По данным системы «СПАРК-Интерфакс», ООО «Кубанская макаронная фабрика» было зарегистрировано в Приморско-Ахтарске в 2002 году. Основной вид деятельности - производство макаронных изделий.

Процедура конкурсного наблюдения в отношении ООО «Кубанская макаронная фабрика» была введена в июне 2016 года по заявлению индивидуального предпринимателя Ивана Потапенко из Светлограда. В сентябре 2018 года предприятие было признано банкротом.

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы