Курсы валют
66.43
75.39

Крымск: год после трагедии

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
03.07.2013 06:04
После разрушительного наводнения в Крымске прошел почти год. Стихия унесла человеческие жизни и нанесла удар по экономике города. Из 3 тыс. предпринимателей реально пострадали более половины — 1650
Читайте нас на Яндекс.Новости
После разрушительного наводнения в Крымске прошел почти год. Стихия унесла человеческие жизни и нанесла удар по экономике города. Из 3 тыс. предпринимателей реально пострадали более половины — 1650.На данный момент большинство восстановили бизнес, но вернуться к прежним объемам до сих пор не удается никому. 600 человек так и не смогли найти ни материальных ни моральных сил начать все заново. В ходе сильнейшего за последние 10 лет наводнения в регионе пострадало 30 тыс. крымчан, погибло 153 человека, частично или полностью разрушено 8115 домов. Всем было тяжело, но предпринимателям — особенно, им пришлось пережить двойной удар — вода уничтожила и дом, и рабочие места. В одночасье люди остались без крыши над головой и без средств к существованию.Центральный рынок райпо, рынок «Паллада», десятки торговых точек и магазинов расположены в нижней части города. Они оказались полностью затоплены. Наводнение уничтожило не только товары, оборудование, но и строения — ларьки, прилавки, от некоторых и стен не осталось. Тина Литовченко 8 лет торговала кожгалантереей. На рынке держала две палатки. Ее ущерб составил 1 млн рублей. «Я только с долгами и кредитами рассчиталась, начала работать на себя, вздохнула свободно — и вдруг такой удар. Когда немного отошла от шока, стала восстанавливаться и вновь влезла в кредиты, заемы».У Евгении Повар убытков еще больше — под 2 млн рублей. На вещевом рынке «Паллада» у нее был роллет, торговала детской обувью. Предпринимательница пережила уже второе наводнение. «Тогда, в 2002 г., было не так страшно, товар тоже испортился — вода поднялась на метр, но, по крайней мере, жилье уцелело, — вспоминает Евгения Повар. — В этот раз уровень затопления был на отметке 2,20 м. Все пропало». По ее словам, помогла субсидия в 238 тыс. рублей. На эти деньги удалось закупить новый товар и начать торговлю. В 2002 г. никто не получил ни копейки. Целевая безвозмездная субсидия на восстановление бизнеса выдавалась за счет средств федерального бюджета (две трети) и краевого (одна треть). Однако по поводу этой выплаты не у всех однозначное мнение. Анна Моргуль, торгующая одеждой, считает, что одно дело, когда эти деньги получит ИП, держащий небольшой лоток, совсем другое — владелец крупного магазина. «Мои потери — это детская одежда и оборудование, — говорит Анна, — восстановиться не так сложно, а муж занимался грузоперевозками, утонуло пять машин. Для него эта сумма поддержки смешная». «377 млн рублей — это прямые субсидии, которые выделялись по программе софинансирования и предназначались пострадавшим предпринимателям, — объясняет председатель Крымской торгово–промышленной палаты Павел Могачев. — Поделив эту сумму на число заявок от предпринимателей, получили 238 тыс. рублей. Думали–гадали, как выйти из этой ситуации. Совместно с членами рабочей группы решили поделить поровну между всеми бизнесменами. Замечу, что такая практика субсидирования применена впервые в крае».По данным ТПП, общая сумма ущерба составила 2,8 млрд рублей. Четвертая часть была субсидирована посредством прямых субсидий — 377,3 млн рублей, субсидирования части затрат по лизингу — порядка 110 млн, и 200 млн рублей — на микрокредитование малого и среднего бизнеса под 0,5% годовых.От форсмажора нет страховкиПавел Могачев уверен, что комплекс мер — прямые денежные вливания, лизинг автотранспорта, малое кредитование и другие меры стимулирования, помогли предпринимателям восстановить свой бизнес. Проблемным оказался вопрос страхования. Частное предпринимательство — это всегда риск. Когда к внутренним экономическим рискам добавляются риски, связанные с форсмажором — обстоятельствами непреодолимой силы, положение становится патовым.Иван Белый держит мини–завод по производству кондитерских изделий, в станице Нижнебаканской. Расположенное возле реки предприятие оказалось затопленным моментально, в первые же часы наводнения. «Трехметровая волна смыла цеха, ангары, заготовленное сырье, как спичечный коробок снесло в реку 40–тонный контейнер, в котором хранились сахар, мука, — рассказывает Иван Белый. — Ущерб составил порядка 8 млн рублей».Несмотря на большие потери, бизнесмен смог восстановиться уже через две недели — помогли родственники, но на прежние объемы выйти до сих пор не удается. В штате было 30 человек, сейчас — шесть. Если раньше сдавали под реализацию порядка 9 тыс. кондитерских изделий в сутки, сейчас — 1–2 тыс. Предприниматель надеется, что встать на ноги удастся в летний сезон за счет расширения поставок на побережье. Иван Белый получил компенсацию, лизинг на оборудование просубсидирован почти на 1 млн рублей. Сожалеет, что товар не был застрахован. «Это моя оплошность, понадеялся на русский авось», — сетует он.Павел Могачев говорит, что основная проблема, с которой сталкивались бизнесмены, — отсутствие страховки. В Крымске, как, впрочем, и в большинстве небольших городов, предприниматели все еще с недоверием относятся к страховым компаниям, живут по старинке. А если основное имущество не было застраховано, то о компенсации и речи не может идти. В Крымске застраховано лишь 5–6% бизнеса. А что говорить о сельхозпроизводителях. Наводнением смыло 150 га земли, на которой росли овощи и фрукты, естественно, без страховки.«Добиться компенсации у государства невозможно — это огромные суммы. Более 70 млн рублей, потраченных на семена и удобрения, фермерам никто не компенсирует», — говорит Павел Могачев, и добавляет, что необходим законопроект, упрощающий процедуру страхования сельхозземель и способный защитить землевладельцев от страховых компаний, отказывающихся выплачивать фермерам полный объем компенсаций.У малого бизнеса большие потериБольшую помощь крымским предпринимателям оказали две микрофинансовые организации из Ставрополя и Ростова. По иронии судьбы аналогичной организации в Краснодарском крае нет, ее открытие планируется только в этом году. «Если бы не льготный кредит, не знаю, чтобы я делала, — говорит Евгения Пирог, — взяла 450 тыс. рублей на год под минимальный процент». Директор НП «Ростовское региональное агентство поддержки предпринимательства» Наталья Крайнова говорит, что было выдано 45 займов на сумму 40 млн рублей под 0,5% годовых. Максимальная сумма кредита — до 1 млн рублей. На первых порах это дало возможность людям пополнить оборотные и приобрести основные средства и продолжить работу. «Общаясь с предпринимателями в дальнейшем, — говорит директор некоммерческой организации, — стало ясно, что возврат суммы займа в течение одного года будет затруднительным. Мы инициировали продление займов на срок до трех лет».Некоторые предприниматели–таксисты, лишившись автомобилей, перешли в сферу грузовых перевозок. Владельцы зоомагазинов, салонов красоты уходят в строительный бизнес — торговля стройматериалами сейчас востребована. Николай Петров говорит, что он бы и рад продолжить свое дело (торговал одеждой), но ему в кредитовании отказали.«Действительно, некоторым мы вынуждены были отказать, — говорит Людмила Брехина, директор НО «Фонд микрофинансирования субъектов малого и среднего предпринимательства в Ставропольском крае», — это те люди, которые имели негативную кредитную историю в прошлом. Они и в обычных условия не зарекомендавали себя добросовестными плательщиками, что ж говорить о форсмажорных обстоятельствах. Процент отказников был очень небольшим, от силы 5%. Перед нами стояла другая задача — дать людям финансовую возможность оправиться и продолжить работу». Ставропольский микрофинансовый фонд выдал 223 займа на общую сумму 113 млн рублей. Средняя сумма займа составляла порядка 500 тыс. рублей.МакроубыткиДля того чтобы люди могли приступить к работе, необходимо было восстановить сами рынки. На Центральном рынке райпо работает 750 предпринимателей, «Паллада» обеспечивает занятость 400 предпринимателей, в ТЦ «Каскад» — 80 предпринимателей. Руководители рынков обратились в Крымскую ТПП с просьбой оказать помощь в восстановлении рабочих мест. Собранные ТПП деньги были переданы администрациям рынков — порядка 1 млн рублей каждому. Эти средства позволили компенсировать убытки, связанные с арендой, а предпринимателям в течение первых месяца–двух работать без внесения арендной платы. «Всего же на поддержку предпринимателей Крымска было собрано более 7 млн рублей, — говорит Павел Могачев, — это был реальный вклад торгово–промышленных палат и предприятий России, который поступил на счет Крымской ТПП. Решение о распределении средств принималось членами рабочей группы ТПП коллегиально, а расходы и отчеты по ним тщательно контролировались».Сегодня все рынки работают. Для предпринимателей созданы благоустроенные рабочие места из стеклопакетов, оборудованные сплит–системами, правда, и арендная плата будет возрастать. Если в «Палладе» аренда стоила 6 тыс. рублей в месяц, то теперь поднимется до 16 тыс. рублей, и это на фоне возросших налогов. «Нас все время испытывают на прочность — то природа, то законодательство. Я иногда сама себе вопрос задаю: и как мы все это выдерживаем?» — рассуждает Евгения Пирог.Размер имеет значениеУ среднего бизнеса и проблемы выше среднего. На Центральном рынке райпо убытки составили свыше 18 млн рублей, это без учета товара, который хранился на складах предпринимателей. По данным предпринимателя Николая Попова, его ущерб, по самым скромным подсчетам, — 35 млн рублей. Безвозвратно уничтожены сотни стиральных машин, телевизоров и другой техники.ООО «Мастер–Агро» являлось единственным в крае производителем замороженных полуфабрикатов хлебобулочных изделий. Мощность предприятия — 6 т готовой продукции в сутки от булочек до формовых «кирпичиков». Директор Василий Ганган рассказывает, что стихией уничтожено дорогостоящее итальянское оборудование, полугодовые запасы сырья, ущерб составил 105 млн рублей. До трагедии на «Мастер–Агро» работало 120 человек, сейчас 30. Люди не могли ждать полгода, пока шел ремонт производства, — кто–то нашел другое место, кто–то до сих пор перебивается сезонными заработками. Да и восстановить штат невозможно. Сменился учредитель, теперь ООО «Наш хлеб» выпускает обычную хлебобулочную продукцию, мощность производства — 1,5 т в день.Алексей Аникеев, владелец ООО «АПТО Электрон», имел 800 м2 торговых площадей, на которых торговал бытовой техникой. Бизнесу 20 лет, из телеателье он вырос в современный магазин. За одну ночь эти 20 лет смыло, оставив осадок в виде $1  млн убытков. Аникеев входит в тройку наиболее пострадавших бизнесменов района. Все, что осталось от магазина, — мешанина из компьютеров, телевизоров, холодильников. «Буквально накануне наводнения пришли две фуры нового товара», — рассказывает владелец магазина и признается, что самое сложное было даже не в ту роковую ночь. Кстати, тогда Алексей не растерялся. Когда понял, что вода прибывает с бешеной скоростью, забрался на крышу магазина, совмещенную с двумя многоэтажными домами. На этом пятачке Алексей оказался близко к воде. Он крикнул жильцам верхних этажей, чтобы те кинули ему бельевые веревки и пластиковые бутылки. При помощи этого нехитрого приспособления помогал людям, оказавшимся в пучине, — на крышу поднял не меньше 30 человек. «Это был кошмар, но мы его пережили, а потом начался долгий и мучительный период восстановления, который не завершен до сих пор, — говорит Алексей Аникеев. — Только месяц назад удалось вычистить подвалы от грязи. За товар, который утонул, до сих пор расплачиваюсь, в долгах, как в шелках». Не пойти ко дну помогла диверсификация бизнеса. Радиостанция «Электрон–FM» и независимая газета «Электрон–ТВ» — часть ООО «АПТО Электрон». Радиостанция расположена на горе — вода сюда не дошла. Алексей Аникеев говорит, что это не та прибыль, которая перекроет ущерб, но важно осознание того, что не все разрушено. «На возврат к прежним оборотам потратим не меньше четырех лет, — считает бизнесмен, — субсидии и микрокредиты нас не спасут, будем крутиться сами»
 
«Деловая газета. Юг» новости Краснодарского края

Наш канал на Яндекс.Дзен

Комментировать

comments powered by HyperComments