Курсы валют
61.83
68.52

Крайинвестбанк меняет цвета

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
01.10.2013 08:56
Генеральный директор, председатель правления ОАО «Крайинвестбанк» Сергей Бритвин рассказал ДГ о грядущем ребрендинге, планах по увеличению кредитного портфеля и возможном изменении состава акционеров банка
Читайте нас на Яндекс.Новости
Генеральный директор, председатель правления ОАО «Крайинвестбанк» Сергей Бритвин рассказал ДГ о грядущем ребрендинге, планах по увеличению кредитного портфеля и возможном изменении состава акционеров банка. Каковы задачи банка на ближайшие три года?— Мы сегодня по определенным параметрам первые в крае среди региональных банков, например, у нас более 70 точек продаж по краю. Такая зона покрытия, пожалуй, есть только у Россельхозбанка. Вообще, конечно, лидирует Сбербанк, но с ним сложно конкурировать. По банкоматам и терминалам мы занимаем в крае второе место после Сбербанка. Мы себя ощущаем в первую очередь региональным банком, тягаться с федералами бессмысленно. И перед нами стоит задача стать региональным банком номер один. Я имею в виду количество клиентов, рост кредитных портфелей.Есть ли у вас стратегия 2020?— Давайте будем откровенны: можно нарисовать красивую стратегию 2020, 2030 и даже 2050. Но только сегодня глобальная, а с ней и российская и краснодарская экономики переживают тектонические структурные изменения. Строить стратегии развития, исходя из вчерашнего опыта, нельзя. Ситуация меняется непрогнозируемо, у нас нет знаний и опыта, на основании которых мы можем стоить прогнозы. Ни у кого в мире их сейчас нет. Кто думал еще три года назад о методах спасения Кипра?! Никто и предположить не мог, что пожертвуют банками, вкладчиками. Конечно, можно фантазировать на тему будущего, но мы предпочитаем решать более понятные задачи.Откуда взялись ваши планы стать лидером среди региональных банков? Почему первым, а не третьим или пятым? Ведь лидирующие позиции по количеству клиентов и размеру портфеля вовсе не означают роста маржи пропорционально затратам?— Желание стать первыми среди региональных банков предопределено тем, что в предыдущие два года мы инвестировали много денег в создание соответствующей инфраструктуры. Наш банк построил допофисы, купил банкоматы, создан собственный процессинговый центр! И другого варианта, кроме как теперь максимально задействовать эту инфраструктуру, просто нет.Каковы запланированные исчисляемые показатели роста?— У нас нет утвержденных показателей роста, но я думаю, что мы в разы увеличим наш розничный портфель — сейчас он порядка 3 млрд рублей (остаток задолженности). По сравнению с полуторагодовой давностью рост более чем в два раза. Корпоративный сектор будет расти не так быстро, не более 10–15% в год (сейчас портфель около15 млрд рублей). Здесь задача улучшить качество портфеля, диверсифицировать его, сделать акцент на большую составляющую малого бизнеса.Знаю, что у вас ведется ребрендинг банка. Что он предполагает?— Конечно, мы не отказывается от названия — Крайинвестбанк, мы сохраним многие атрибуты, которые присутствуют на вывеске: колосок, цветовая гамма и другое. Мы немного освежаем цвета, дополняем логотип новыми смыслами. Кстати, это не первый ребрендинг в моей жизни, но на этот раз самый дискуссионный. Мы внутри банка много обсуждаем его.То есть у вас нет внешнего консультанта, и вы сами все выдумываете?— Внешний консультант, конечно, есть, — это краснодарская компания. Думаю, что все работы, связанные с ребрендингом, мы закончим к концу 2013 г. Новый бренд должен сказать клиенту, что мы однозначно местные, кубанские, мы более близкие, родные и домашние, мы более семейные, с точки зрения восприятия других банков.Как вы планируете продвигать эту новую идею? Просто смена вывесок на офисах банка или будет активный маркетинг?— Будет ряд маркетинговых мероприятий, мы сейчас определяем каналы и носители, где будем рассказывать о ценностях нашего нового бренда. Но здесь не стоит задача объяснить, почему тут было раньше синее, а стало зеленое. Имидж имиджем, но важно внутреннее содержание. Мы поэтому такое долгое время молчали и ничего о себе не рассказывали, потому что беспокоились о том, чтобы наши услуги соответствовали своей упаковке.Мы уже дошли до того уровня, что мы не просто декларируем об изменениях. Крайинвестбанк на самом деле стал более технологичным, качественным с точки зрения нашего клиента. Поэтому мы и выносим на всеобщее обозрение различные сферы деятельности банка, чтобы показать, что мы далеко не то махровое и устаревшее, как про нас думали раньше.На кого рассчитан ваш проект интернет–банкинга ikib.ru, и каковы ваши ожидания?— Мы специально делали его лаконичным и понятным. Здесь реализован основной набор банковских услуг, включая различные платежи, переводы, открытие вкладов. Я не скажу что интернет–банкинг у нас уникальный, но он точно один из лучших. Это подтверждается нашими сравнениями с другими банками. Мы не стали гнаться за неписаной красотой интерфейса, так как понимаем, что это «утяжелит» сервис ikib.ru. На Кубани скорости Интернета не самые высокие, многие пользуются мобильными модемами, поэтому мы и сделали легкий и понятный сервис.Как вы оцените динамику продаж услуг банка через интернет–сервис?— Здесь важна финансовая грамотность населения, его готовность пользоваться такими услугами. Надо объяснять населению возможности банкинга. Кроме того, нужна готовность поставщиков услуг, к примеру, коммунальных, принимать платежи через мобильный банк. Вообще мы наблюдаем тренд, когда наши банкоматы и терминалы забирают у других банков услуги по оплате мобильных телефонов, кредитов.Как вы оцените зависимость бизнеса банка от действия краевых властей, которые являются главным акционером?— На меня пока никак не давит репутация краевого банка. Мы ведем обычную деятельность, развиваем услуги, честно конкурируем. Наша святая обязанность — платить дивиденды. Как и всякое АО, учрежденное администрацией, мы должны не менее 40% прибыли отдать в виде дивидендов. В прошлом году прибыль была 100 млн рублей, 40 млн отдали главному акционеру. Банкиры, «которые не являются Сбербанком», говорят, что для того, чтобы с ним конкурировать, надо иметь или дешевые деньги, или гибкий сервис. У вас какая стратегия?— У нас нет дешевых денег, это проблема любого банка, кроме Сбербанка. Два года назад мы скорректировали свою стратегию развития, сделав акцент на качестве, комфорте, доступности. И над качеством мы работаем в первую очередь.В рекламных сообщениях любого поставщика банковских услуг присутствует это слово — «качество». Что это такое?— Если ставить перед собой серьезную задачу заниматься качеством, то его нужно измерять. Без измерения качества ничего не произойдет. Поэтому полтора года назад мы даже внутри банка создали отдельную службу, — она так и называется «служба качества», которая в постоянном режиме, ежедневно проводит замеры, испытания в режиме таинственного покупателя и другие мероприятия.Ежеквартально мы подводим итоги, в зависимости от набранных баллов у сотрудников дополнительных офисов варьируется уровень премирования. Оценивается много определенных параметров, куда входят очереди, работоспособность банкоматов и терминалов, наличие или отсутствие жалоб, количество проданных услуг. Также это анкетирование через наш контакт–центр тех клиентов, которые обратились в банк, и потом контакт–центр обзванивает и спрашивает их мнение. Из многих элементов состоит такая работа по формированию чек–листа на ежеквартальной основе, и сегодня мы далеко продвинулись в этом направлении.Почему многие банки в 2013 г. заявляют о планах по наращиванию кредитных портфелей? Что такого происходит, что начался рост кредитования?— Наши ожидания роста розничного кредитного портфеля связаны переходом к нам населения, которое раньше кредитовалось под 40–60% в микрокредитных организациях. Есть проблема финансовой грамотности населения, часто люди не умеют правильно выбирать кредитора. Идут туда, где просто и легко, где нужен только паспорт, и часто не задумываются о реальной стоимости денег.Мы выбрали для себя комфортный для нас сегмент клиентов, ставки начинаются с 13,5% годовых. Мы понимаем, что этот сегмент не принесет нам проблемного портфеля, часто это люди на зарплатном проекте, работники бюджетных организаций.Если они ваши старые клиенты, почему вы только сейчас стали обращать на них внимание?— Крайинвестбанк только последние полтора года стал обращать пристальное внимание на розничный сектор.Анонсированный многими банками рост количества выдаваемых кредитов многие эксперты называют возможной причиной нового витка кризиса. Роста доходов населения нет, ВВП не растет растут риски невозврата.— Краснодарский край, конечно, подвержен общероссийским тенденциям, но все же у нас несколько другая, я думаю, более устойчивая экономика, чем в других регионах. Что касается роста кредитования населения, анонсируемого банками, то здесь скорее идет тихий передел рынка, а не рост кредитования в разы в абсолютных показателях. Банки, которые росли в предыдущие годы, давая кредиты практически каждому встречному под безумные проценты и привлекая вклады под такие же проценты, сейчас постепенно сворачивают свою деятельность. Поэтому наши ожидания связаны скорее с переходом к нам клиентов от других кредитных организаций.Есть клиенты, которые, раз обжегшись на кредитах, уже зареклись вообще занимать деньги в банках. Но есть большое количество людей, которые только учатся управлять своими финансами, в том числе и заемными. Сейчас они уже более внимательны к выбору партнеров, выбору ставок и условий. А вообще кредитование населения — это хороший допинг для роста экономики, так как это стимулирует потребительский спрос. И в России закредитованность граждан в разы меньше, чем в любой европейской стране.Есть ли предел межбанковским займам? Как вообще в Крайинвестбанке выглядит оборотный капитал?— У нас два источника, где мы берем деньги: у клиентов и на межбанке. При этом объем клиентских денег — 12 млрд рублей, на межбанке привлечено порядка 3 млрд. Соотношение достаточно устойчивое. В середине сентября мы закрыли третий по счету облигационный займ Крайинвестбанка в размере 2 млрд рублей. Желающих было на 3 млрд. Мы прогнозировали процентную ставку на уровне 11,25%, а фактически она сложилась на уровне 10,75%. Это говорит о высокой ликвидности бумаг и доверии к нашему банку со стороны межбанковского сообщества.Каковы итоги вхождения в совет директоров Крайинвестбанка представителей Райффайзенбанка, который является вашим миноритарным акционером? Зачем им вообще это надо?— Это вопрос скорее к Райффайзенбанку. Насколько я знаю, таким же точно образом они входят в советы директоров многих региональных банков в Росссии, купив 2–3% их акций.Может, они так узнают ваши секреты? Разведку ведут.— В какой-то степени это правильная стратегия, когда они в интересных им регионах имеют своих представителей в составе директоров местных банков. Не думаю, что Райффайзенбанк серьезно влияет на наши управленческие решения. Наоборот, они дают нам полезные советы, мы ездили трижды к ним перенимать опыт. Смотрели, какие продукты они продают по определенным направлениям, как оценивают своих клиентов и другое. У нас хорошие партнерские отношения.Планируется ли изменение состава акционеров путем продажи пакета или эмиссии акций?— В ближайших планах точно нет, но я не исключаю такого сценария развития событий. Одному краю нас развивать и продвигать уже сложно, скоро время может потребовать более активной работы. Тем более, что мы достигли уже того уровня, что мы можем себя показать иностранным инвесторам, которые всерьез заинтересуются нашим банком. Мы второй год аудируемся у одного из представителей «большой четверки» (PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst & Young, KPMG), за нами следят два международных рейтинговых агентства. То есть вся атрибутика для работы с новыми акционерами у нас присутствует.Когда и от кого вам поступало в последний раз предложение о покупке банка или части пакета?— Я наемный менеджер, не акционер. Я не знаю, было ли такое.«Деловая газета. Юг» новости Краснодарского края

Дмитрий Набока, владелец тату-студии NBK Tattoo Collective

Владелец тату-студии NBK Tattoo Collective Дмитрий Набока рассказал о том, как начать бизнес без кредитов и инвесторов, можно ли стать профессиональным татуировщиков без художестве...

Смотреть видеосюжет онлайн

Жителя Кубани осудили за ложное сообщение о диверсии в районе Крымского моста

На Кубани суд вынес приговор местному жителю, которого признали виновным в заведомо ложном сообщении об акте терроризма
Читайте нас на Яндекс.Новости

Краснодарский краевой суд вынес приговор жителю Темрюка, которого признали виновным в заведомо ложном сообщении об акте терроризма, сообщает пресс-служба суда.

Установлено, что в мае 2019 года мужчина позвонил на номер дежурного прокурора Краснодарского края и сообщил о том, что в Керченский пролив должно войти судно, для того чтобы совершить диверсию в районе Крымского моста. В момент совершения звонка подсудимый был пьян.

Для проверки информации в указанном районе были организованы специальные мероприятия, в которых задействовали значительные ресурсы из числа сотрудников силовых ведомств края. В ходе проверки информация подсудимого не подтвердилась. Личность звонившего мужчины была установлена, его задержали сотрудники регионального УФСБ России.

Суд признал мужчину виновным в преступлении по ч. 3 ст. 207 УК РФ (Заведомо ложное сообщение о готовящихся действиях, создающих опасность гибели людей, причинения имущественного ущерба в целях дестабилизации деятельности органов власти). В суде подсудимый признал вину частично, объясняя свой поступок тем, что находился в алкогольном опьянении.

Ему назначено наказание в виде 3,5 месяцев лет исправительной колонии общего режима. Приговор вступил в законную силу.

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы