Курсы валют
76.02
91.75

Андрей Старовойтов: "На строительном рынке может начаться хаос"

11.02.2008 14:05
Заместитель главы Федерального агентства по строительству и ЖКХ (Росстрой
Читайте нас на Яндекс.Новости
Заместитель главы Федерального агентства по строительству и ЖКХ (Росстрой) Андрей Старовойтов в эксклюзивном интервью dp.ru рассказал о том, сколько еще квадратных метров жилья нужно построить в России, чтобы хватило всем, а также о нависшей опасности монополизации строительного рынка.DP.RU: Насколько велик дефицит жилья в России? А.С.: По грубным оценкам, которые, насколько я знаю, есть в Минрегионразвития, нужно где-то 1,5 млрд м2 жилья. Существующий жилищный фонд в стране – это 3 млрд м2. То есть, нужно построить еще половину. Как эта цифра считалась, я не знаю. А как вы посчитаете? Количество очередников известно – это 3,4 млн человек, 10% жителей страны. Большинство российских семей нуждаются в улучшении жилья, но это значит, что нужна не просто новая квартира, а, допустим на одну комнату больше. DP.RU: В Москве такое же соотношение дефицита жилья – один к двум?А.С.: Не знаю. Как посчитать, сколько жилья нужно разным категориям граждан, чтобы у всех жилищная проблема была решена – я такой методики не знаю. Государство на себя взяло только пока обязательства перед теми категориями граждан, которые поставлены в очередь. Сейчас, согласно новому жилищному кодексу, это малоимущие. Плюс те категории граждан, которых государство должно обеспечить жилищными сертификатами за счет федерального бюджета: военнослужащие, вынужденные переселенцы, лица, пострадавшие в результате радиационных аварий и т.д.DP.RU: Как была просчитана та задача, которую поставил президент– поэтапно выйти к 2025 году на ежегодный ввод 140 млн м2?А.С.: Мне трудно сказать, на основании чего эти цифры рассчитаны, мы их получили как задание. Вообще в мире обычно применяется два критерия оценки эффективности государственно-жилищной политики, и это не объем валового ввода квадратных метров жилья. Первый критерий – количество введенных квартир. Второй – сколько квадратных метров в год вводится в расчете на одного человека. Мы претендуем на звание европейской страны. Так в Европе в год вводится 2-3 м2 на одного человека. А у нас – 0,35 м2. Вот президентом и поставлена задача – выйти на 1 м2 в год на человека, а это значит, что ежегодно нужно строить 140 млн м2 Но это пока задача наращивания вала жилья. У нас просто его мало. Даже если в год мы будем строить по 140 млн м2, то это сколько еще лет нужно строить. Но нам, честно говоря, просто не до жиру. Надо реанимировать строительный комплекс, надо создать новые финансовые инструменты на рынке, которые были бы доступны многим, а не так как сейчас – ипотека только для избранных.DP.RU: Как-то регулируется государством соотношение инвестиционного жилья с реально необходимым?А.С.: При нынешних условиях, когда большинство вводимого жилья является коммерческим, это регулировать очень сложно. Но сейчас мы готовимся войти в систему налогообложения на недвижимость. Если на вас числится 10 квартир, то, понятно, что сами вы пользуетесь одной, а остальное у вас – источник дохода от найма или аренды. И зачастую это серый источник. Эти деньги проходят мимо бюджета, потому что их невозможно поймать. Когда владелец второго, третьего, пятого жилья будет платить за него ставку налога в разы больше, ему будет выгоднее покупать какую-то льготу.DP.RU: Поясните? А.С.: Понятно, что государство хочет вывести найм или аренду жилья «в белую». Для государства выгодно и то, чтобы на арендный рынок вышло еще больше жилья. Допустим, государство решит, что для того, чтобы вывести наемное жилье в «белую», нужно будет каким-то образом предоставить арендодателю льготы.Никакого тут полицейского режима не придумаешь и массово не введешь. Хотя, например, на Западе не считается стукачеством, когда население информирует органы о каком-то нарушении. И у нас, я думаю, это тоже не будет являться стукачеством. Если на моей лестничной клетке в какой-то из квартир будет происходить что-то непонятное, и мне это будет доставлять неприятности, то почему я должен это терпеть? Если человек при этом зарабатывает, «лупит» с этой квартиры бешеные деньги, я, конечно, скажу кому нужно. И не вижу в этом ничего позорного. DP.RU: По данным Росстата, в 2007 году в России было введено около 60 млн м2 жилья. Но ведь немало ветхих жилых домов при этом сносится. Это как-то учитывается в том плане, который поставил президент?А.С.: 60 млн м2 – это введение вновь построенного жилья. Вы правы. Когда мы говорим о том, что достаточно много жилищного фонда строится взамен снесенного (около 1%), то это надо, конечно, считать. Для России это достаточно большая проблема. Как и то, что огромные средства идут на капитальный ремонт.DP.RU: Строители часто ускоряют регистрацию жилья, построенного еще в предыдущие годы, чтобы показать хорошую статистику за этот год? Опять получается, что Росстат не совсем объективен?А.С.: Росстат собирает данные от своих отделений в регионах. А уж кто и как их заполняет, это на совести строителей. Статистики же не будут бегать к каждому дому и смотреть, реально он построен или там котлован, а все остальное приписки. Реальное количество искажений никто не знает.Факт авральных приписок появился не сейчас. Это было всегда. И сколько себя помню, а я из семьи профессионального военного, всегда в конце года был аврал, потому что нужно показать план. Всегда все шли на частичное закрытие глаз на недоделки и недостатки, и всегда какая-то часть жилищного фонда вводилась этим годом, а доделывалась следующим. Это обычная практика. Не знаю, есть ли такое на Западе. Наверное, нет. У нас такое есть, но немного.DP.RU: И как с этим бороться?А.С.: А зачем с этим бороться? Пока будет система постановки каких-то плановых показателей, всегда будет какая-то доля приписок. Процесс строительства жилья может приостановиться по каким-то независящим от строителя причинам. Другое дело, когда по документам дом уже построен, а там стоит только забор. Вот такие случаи бывают.DP.RU: На днях вы говорили о том, что было бы идеально параллельно с вводом саморегулируемых строительных организаций оставить государственные органы лицензирования. А.С.: Это мое частное мнение. Государство, вы знаете, приняло решение другое – прекратить систему лицензирования и создать систему саморегулируемых организаций. Это касается не только строительной сферы. Сама идея саморегулирования, безусловно, позитивна, потому что создает для потребителей такие условия, при которых фирма-исполнитель регулируется профессиональным объединением, заинтересованным в своей хорошей репутации и, соответственно, в высоких стандартах качествах. С другой стороны, формально вся система государственного допуска на рынок рассыпается, а строительные организации пока не самоорганизовались. Появляется временной разрыв, на рынке может начаться хаос. Мое мнение, что государство должно выполнять свою функцию на рынке, то есть определить минимальные правила допуска на рынок участников, которые оказывают услуги, связанные с опасностью для людей. А потом уже можно объединяться и качество своих услуг контролировать самостоятельно.DP.RU: А те, кто не войдут в объединения, не смогут работать на рынке?А.С.: Почему? Они тоже могут строить. Но со временем окажется, что те, кто входит в объединения, предоставляют более качественные услуги и берут на себя ответственность. И тогда все поймут, зачем это было сделано. Но боюсь, что саморегулируемые организации присвоят себе некие функции лицензирования, что они будут искусственно затаскивать к себе организации и говорить: «А иначе мы тебя на рынок не пустим». И такие тенденции уже есть. При обсуждении саморегулирования в профессиональной среде стали раздаваться лозунги: «Мы такие белые и пушистые, мы будем строить, а те, кого мы не пустим, будут у нас на субподряде». Выстраивается идеология локальных монополий. Мы хотим уйти от монополизации рынка, но это может привести к монополизации.DP.RU: И к повышению цен на жилье.А.С.: Естественно. Во-первых, если в переходный период возникнет хаос, то уже это приведет к повышению цен. А, во-вторых, монополизация еще больше увеличит цены. Этого я опасаюсь.DP.RU: Перед государством стоят две амбициозные цели. Во-первых, в 2025 году придти к введению 140 млн м2 жилья в год. А второе – это подготовка к Олимпиаде-2014. Хватит ли цемента?А.С.: Хватит. Это уже чисто рыночный вопрос. На увеличение темпов строительства цементный рынок должен отреагировать. На самом деле я немножко знаю ситуацию с цементом. И здесь, на мой взгляд, существует две противоречивых позиции. Одни говорят, что цемента на рынке очень мало и его производство нужно резко увеличивать. Но, как правило, сторонники этой позиции говорят это «под себя». Другие утверждают, что пока цемента достаточно, а если будет недостаточно, то нужно искать все его источники, в том числе за рубежом.DP.RU: Что вы имеете в виду под словами «говорят под себя»? То, что эти люди добиваются льгот при строительстве цементных заводов?А.С.: Они говорят «дайте нам льготы» и «дайте нам землю».DP.RU: Последний вопрос – станет ли Росстрой госкорпорацией?А.С.: Это не ко мне вопрос (пауза). Я эти вопросы не решаю. Я выполняю те решения, которые будут приняты. DP.RU: То есть вы ничего об этом не знаете? А.С.: Ничего не знаю. У нас сейчас так замечательно в стране построено принятие решений, и это правильно, что все, что циркулирует на рынке – это слухи. А когда будет принято реальное решение, ты мы с вами о нем узнаем из тех органов, которые уполномочены его распространять – из «Российской газеты» или заявлений правительства. Все остальное – это слухи, не верьте ничему. У нас сейчас грамотно построена система принятия решений и оповещения, чтобы людей не нервировать. Когда что-то решат, мы узнаем, а до этого не обращайте ни на что внимания (улыбается).

Диана Устрижицкая, создатель бренда Rainkot

Создатель бренда плащей Rainkot Диана Устрижицкая рассказала, как начать шить стильные дождевики для взрослых и детей, превратив случайную идею в настоящий бизнес

Смотреть видеосюжет онлайн

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы