Курсы валют
70.12
76.22

Юрий Шевчук о неосредневековье

Юрий Шевчук, лидер группы "ДДТ", рассказал о нынешнем неосредневековье, возможности Третьей мировой и дороге к светлому будущему, которая перерыта траншеями и окопами.
Читайте нас на Яндекс.Новости Читайте нас в Telegram

Во время поездок по стране вы фактически онлайн наблюдаете, как Россия меняется. Так меняется она или нет? И меняется ли ваше восприятие России?

— В наших концертных залах — фактически нет. Мы стараемся создавать дружелюбную атмосферу, весьма мирную, и спокойно говорим о жизни при помощи песен и музыки. Вчера был концерт в Самаре, сегодня — в Ульяновске. Везде идет диалог, обмен какими–то добрыми чувствами. Если не жить в столицах, не торчать в Интернете и не наблюдать все эти ужасы, то в принципе жизнь такая же, как 10–20 лет назад. И люди, и дороги, абсолютно ужасные, не меняются, особенно в глубинке. Люди выживают. Люди, по крайней мере наши слушатели, как мне кажется, не потеряли чувства добра и любви, за которые граждане России цепляются как за последний оплот, чтобы не сойти с ума от всего, что происходит. Это для многих может показаться наивными размышлениями, но я говорю то, что вижу.

Я недавно слышал от Артемия Троицкого, что, по вашему мнению, в стране велика угроза гражданской войны.

— Безусловно, я об этом писал еще в начале прошлого года. Потому что, когда идет такой раздрай и пропаганда: решать проблемы государства и геополитики силой, эта агрессия вырывается даже из–под такой жесткой системы, которая сейчас строится в нашей стране.

Этому учит история. Конечно, я с печалью все это наблюдаю и смотрю в будущее: все может быть, и гражданская война может быть. Но об этом не я один говорю, об этом многие размышляют. С другой стороны, сейчас удивительное, исполненное какого–то величия время. Может быть, многие меня не поймут. Все зависит сейчас от наших поступков: наша жизнь, смерть, просто наше существование. Удивительно, насколько сейчас всё строго, жестко. Вот это зло отпустили, поводья бросили. И от любого человека, от его взглядов, поступков зависит если не все, то многое. Ты можешь за час стать героем, или подлецом, или убийцей, или еще кем–то. Время очень жесткое, я это чувствую и об этом пишу новые песни.

Сейчас все чаще заговаривают о возможности третьей мировой, что мы превратим США в ядерный пепел. Это опасные спекуляции или пустое бахвальство?

— Я песню написал, которая так и называется: «Третья мировая будет ломовая». Там есть такая строчка:

«Нарядили две страны в солдатские трусы,

Не хрен вам плясать в бикини, встали на весы».

Худеем, короче. Худеем и готовимся.

«В XXI веке старый добрый мозготрах —

Сталин и Бандера бьются в наших головах».

То есть такая легкая песня, абсолютно антивоенная, может, мы ее доделаем и покажем стране. Об этом, конечно, размышляется: живем прошлым, помним прошлое, знаем прошлое. Будущего все боятся, поэтому многое отсюда вытекает. От инертности нашего сознания, нежелания думать, учиться у предков. Прошлое мифологизируем, идеализируем, безусловно, это свойство человеческой природы, это связано с психологическими страхами и т. д.

Вы как–то сказали, что самое ужасное — это идеологический возврат в средневековье, в сумеречные времена.

— Да, в неосредневековье, которое у нас сейчас наблюдается.

То есть мы уже в нем?

— По крайней мере нас туда пытаются затащить многие средства массовой агитации и пропаганды, вбить в неосредневековье. Где существуют князь, бояре и благодарный тягловый народ.

Такое средневековье сродни фильму «Трудно быть Богом», если вы его смотрели?

— Да, я был на премьере, я к этому фильму отношусь очень бережно, Алексей Герман высказался о будущем весьма нелицеприятно, но очень трезво и мощно. Я увидел в этом его послание нам всем перед уходом. Он вложился в эту картину. Это не блокбастер, слава богу, это серьезная, очень важная для нас философская притча. Для тех, кто видит и слышит.

В довольно давнем разговоре с двумя Ксениями, Собчак и Соколовой, вы сказали: «Я хочу, чтобы власть покаялась, раскаялась, может быть, до них дойдет что–то, случится некий переворот сознания». Вы по–прежнему на это надеетесь?

— Я хочу сказать, что покаяние, если взять наше православие, — это духовный подвиг. Я считаю, что это одна из важнейших и труднодоступных для нас вещей — раскаяться до глубины души в чем–то содеянном. Это очень серьезный, героический поступок, и человек после покаяния меняется, на мой взгляд, даже на генном уровне, он становится совершенно другим. Я видел таких людей, они прекрасны, несмотря на то, что совершили. Раскаявшись, человек меняется очень серьезно. Как вам сказать, я за каждым человеком оставляю это право, за человеком власти тоже. В истории бывали всякие минуты просветления и у таких людей, почему бы нет? По крайней мере, об этом нужно думать и говорить.

Не все потеряно.

— Конечно, нет. Будет плохо, трудно, ужасно, но не все потеряно.

Источник: dp.ru

Артём Гаврилов, основатель детского киберспортивного лагеря Dota2Camp

Артём Гаврилов, основатель детского киберспортивного лагеря Dota2Camp, который второе лето работал в поселке Сукко в Краснодарском крае, рассказал сайту «Деловая газета.Юг» о целях...

Смотреть видеосюжет онлайн

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы