Курсы валют
66.62
75.54

Владимир Резниченко: гаражное виноделие - хобби вне правового поля

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
12.09.2018 08:11
Владимир Резниченко рассказал «Деловой газете.Юг» о производстве гаражных вин и сложностях, с которыми приходится сталкиваться виноделам-гаражистам
Читайте нас на Яндекс.Новости

В окрестностях хутора Копанского, блуждая по полям, после нескольких подсказок по «мобильному», я отыскал виноградник «гаражиста» Владимира Резниченко. «Гаражист», который как смеялись родственники, уже родился со стограммовым стаканчиком в руке, начал свое дело еще вместе с бабушкой, с 1964 года, и сегодня опыт и любовь к делу позволили ему стать известной фигурой среди виноделов–гаражистов и готовить премиальные вина. О том, как развивалось дело, и какие трудности есть, мы поговорили с виноделом.

- Владимир, какова площадь вашего виноградника? Он «молодой» или уже «взрослый»? Какие сорта здесь представлены?

- Два гектара. Он достаточно взрослый. Сортов много, в основном — выведенные в нашем Северо–Кавказском институте садоводства и виноградарства: «гранатовый», «мицар», «алькор», несколько сортов «ТАН–33», «ТАН–35», «ТАН–68».

- А как давно вы занимаетесь виноградарством и виноделием?

- С раннего детства. Родители говорили, что и родился я со 100–граммовым бокальчиком в руке...
Но, если серьезно, с 1964 года. Я еще застал то время, когда была так называемая «коловая» система разведения винограда. Сейчас есть шпалеры — проволка, опоры, на которых растет виноград. Трактор заходит между шпалерами и обрабатывает растения.
А «коловая» — это отдельный кол, к которому подвязывался виноград, представьте, как выглядел такой виногардник?! Не только на Кубани, и в Грузии такая система была (а может быть, еще и осталась).

- Владимир, когда у вас появился собственный виноградник?

- Небольшой виноградник на нескольких сотках при нашем доме в Адагуме был с незапамятных времен. Ну как «небольшой»?.. Бабушка выращивала виноград, делала четыре бочки по 400 литров вина, и плюсом сдавала два самосвала винограда на винзавод. А вот мой виноградник появился в 1997–м году.

- Так ему уже 21 год? А сколько виноград может плодоносить?

- Долго, это зависит от желания, в первую очередь, виноградаря. В Молдавии есть виноградники, которым 65 лет, и они плодоносят!

- Вы на этих двух гектарах сами работаете или кого–то нанимаете?

- Сам, иногда семья помогает. На уборку друзей зову на помощь. Но тут надо пояснить, что, как правило, "гаражисты" культивируют такие сорта, чтобы срок созревания у них растягивался во времени, и уборка, соответственно, растягивается по времени от середины августа до октября.

- А винодельня — дорогое удовольствие?

- Не дешевое. И хорошо, что появилась она у меня во времена, когда доллар был дешевле нынешнего. Если в «те» времена я мог купить емкость за 11 тыс. рублей, то сейчас она стоит 24 тысячи.

- Спрашивать о стоимости винодельни не буду. Но вы подсчитывали — когда она «отобьется»?

- Это все очень затратно. Но вы задаете вопрос с какой–то утилитарной точки зрения, присущей, чаще всего, бизнесменам. «Бизнес–план», «рентабельность производства»... А для меня вино — это хобби, точнее — это способ жить в удовольствие и с удовольствием. И потом, я могу открыто сказать, что нахожусь вне правового поля. У нас нет закона «О винограде и вине». Поэтому два гектара моего виноградника и вино, произведенное на моей винодельне, — это для внутреннего потребления.

В 2006–м или в 2007 году, при Ткачеве, нам разрешили на всех винных форумах и на предновогодних ярмарках продавать свою продукцию. Потом у всех наших затеплилась надежда, что вот–вот примут законы, и вино станет сельхозпродукцией, а не алкоголем. Но по большому счету ничего не изменилось. Вот приняли закон «О самогоноварении» — вы можете перевозить безакцизный алкоголь в размере не более 10 литров на человека. А продавать нельзя, только перевозить. Понятно, что вино не самогон, но ситуация ничем не лучше.

Посмотрите динамику потребления алкоголя в России. Год от года она падает, значит обостряется конкуренция на рынке, и значит потребитель имеет возможность выбирать качественную продукцию, а не то, что в массе своей представлено в магазинах. На юге, где есть виноград, растет интерес к винам «гаражистов», к винам небольших виноделен. В средней полосе винограда нет, но там народ закупает самогонные аппараты хорошего качества и делает качественные спиртные напитки, дистиллят. Весь мир пьет дистилляты, и только Россия — спирты–ректификаты. То есть идет поворот от массовой продукции к небольшим, но качественным партиям — дистиллятов или «гаражного» вина.

В этом контексте еще одно замечание. У меня есть товарищи, которые покупают виноград «на стороне», а потом делают из него вино на своей винодельне. Но я убежден, что хорошее вино получается только с собственного виноградника, когда особенности будущего вина ты закладываешь на этапе формирования куста или обрезки лишних гроздей.

- У вас молодые вина или выдержанные?

- И те, и другие. Пока только «тихие», но успешные эксперименты с маленькими партиями игристого вина уже состоялись. Весной открывал бутылку 2–летнего вина, это не шампанское, а по–научному — «недоброды»: пенится, искрится, как игристое. Легкое на вкус. Но и осадка, как это должно быть в «недобродах», тоже нет! Но еще не решил — буду ли я заниматься игристыми винами: оборудование очень дорогое. Буквально вчера интересовался укупорщиком бутылок с вином под высоким давлением: 400 тыс. рублей! С ума сойти! Это доработанный из «нержавейки» напольный укупорщик, но цена выросла на два порядка.

- Ваше дело можно назвать семейным?

- У обоих сыновей и у дочери есть работа, и мне они пока только помогают. Хотя у сыновей уже появилось понимание удовольствия и большого жизненного смысла, когда ты руками работаешь с виноградом. Я надеюсь, что станет семейным.

Михаил Кибальник

Наш канал на Яндекс.Дзен

Комментировать

comments powered by HyperComments