Курсы валют
66.01
75.32

Учтут каждое зернышко: для чего торговлю злаками переводят на биржу

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
07.11.2018 12:04
Торговлю зерном в ускоренном порядке переведут на биржу. Такая задача поставлена властью, и аграриям недвусмысленно дано понять, что свои сделки нужно выводить на эту площадку в любом случае
Читайте нас на Яндекс.Новости

Процесс биржевой торговли зерном запустили еще в 2015 году, когда появились поставочные форвардные контракты. Они предусматривают расчеты по сделкам от 3 до 180 дней, передачу покупателю зерна в дату исполнения в оговоренном объеме и с характеристиками, указанными в заявке.

Покупатель обязан принять зерно и уплатить продавцу всю сумму, указанную в форвардном договоре, включая НДС. При этом поставка зерна может осуществляться как на элеваторе продавца, так и с доставкой экспедитором до железнодорожной станции покупателя. Однако этот вид сделок оказался невостребованным. Оплата в день поставки не устраивала участников рынка, а гарантии чистоты контрагента от биржи были не нужны участникам сделки, которые уже умели сами управлять своими рисками.

Заметные движения на бирже начались в 2017 году, когда появились сделки СВОП. По такому договору владелец получает деньги в свободное пользование и гарантию того, что после их возврата он получит свой товар обратно. Сроки предоставления средств обычно составляют от 3 до 90 дней с возможностью продления. «Основной задачей СВОП является оперативное привлечение нецелевых денежных средств, которые не обладают признаками займа и не создают долговую нагрузку, так как основаны на сделках купли–продажи, — поясняет руководитель департамента товарных рынков Финансовой группы БКС Дмитрий Шувалов. — В последнее время такой инструмент вызывает большой интерес, в том числе среди сельхозпроизводителей». По информации «Московской биржи», если оборот по форвардам за январь–сентябрь текущего года составил 703 млн рублей, то по СВОПам — 24, 6 млрд рублей.

Запуская биржевую торговлю зерном ПАО «Московская биржа» поработало над инфраструктурой. Дочерняя организация — АО «Национальная товарная биржа» — стала оператором торговли. Создан банк и основной контрагент сделок — «Национальный клиринговый центр». Функции поставки выполняет «Национальная логистическая компания», привлекая сюрвейерские компании и «Росагролизинг». Зерно хранится на элеваторах, аккредитованных биржей.

По словам замдиректора департамента товарного рынка ПАО «Московская биржа» Сергея Киселева, сейчас по всей России их 53, пять из которых находятся в Краснодарском крае. Общие мощности хранения пока составляют 5 млн тонн. Компании получают доступ на биржу через брокеров, самостоятельно могут торговать компании, имеющие капитал свыше 1,4 млрд рублей. В Краснодарском крае таким является Новороссийский комбинат хлебопродуктов.

Таким образом, сама возможность торговли зерном через биржу существует давно, но пока объем сделок невелик и недостаточен для того, чтобы биржа могла выполнять свою роль на рынке. Однако аграриев приучают к мысли, что работать по новым стандартам все равно придется. Уже сейчас они законодательно обязаны регистрировать на бирже любые сделки, если их объем превышает 60 тонн зерна. Штрафы за невыполнение этого регламента предусмотрены немаленькие, но пока на них объявлены каникулы.

В развитии биржевой торговли не последняя роль отводится административному ресурсу. Некоторые эксперты склонны считать, что этот фактор станет ключевым в переходе аграриев на биржу. «Я хотел бы, чтобы все отнеслись к обсуждаемой нами теме серьезно, — обратился вице–губернатор Краснодарского края, курирующий АПК, Андрей Коробка к аграриям на совещании, посвященном биржевой торговле. — Я даю поручение отслеживать степень вовлеченности сельхозтоваропроизводителей в этот процесс, с конкретными объемами и партиями. Хочу увидеть готовность местных представителей аграрного бизнеса поддержать биржевую торговлю».

Покончат с неучтенкой

У государства есть целый ряд причин для того, чтобы пустить зерно через биржу. Во-первых, это формирование реальной рыночной цены, стабильность цен. По словам первого зампредседателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергея Лисовского, в этом больше всего заинтересован Центробанк: глава ЦБ Эльвира Набиуллина ищет пути стабилизации цен на продукты питания, а они сильно зависят от колебаний цен на основное сельскохозяйственное сырье - зерно.

Во-вторых, выход участников рынка на биржу делает абсолютно прозрачными все сделки. «У нас продажа зерна в большинстве случаев происходит из одного кармана в другой, — говорит Андрей Коробка. — Давно пора перейти на цивилизованные способы работы».

Для государства это означает увеличение налогооблагаемой базы и, как следствие, поступлений в бюджет. Биржа будет способствовать увеличению конкуренции и, возможно, снижению цен. Таким образом, сегодня в развитии биржевой торговли заинтересованы все ведущие регуляторы, не только ЦБ, но и ФАС, ФНС и Минсельхоз.

Еще одна причина, озвученная властью, относится, скорее, не к задачам, которые ставит перед собой государство, а к мотивации участников. Это потребность в финансовых средствах, которую можно удовлетворить с помощью СВОПов. «Сегодня наши аграрии вынуждены продавать зерно в самый невыгодный период по низким ценам, так как им остро нужны деньги, — говорит Сергей Лисовский. — Поход в банк за кредитом — это целая экспедиция, и далеко не всегда она заканчивается удачно. Небольших региональных банков, с которыми легче выстроить диалог, почти не осталось. Сделки СВОП помогут решить эту проблему, став удобным инструментом финансирования». У этой идеи есть и более далеко идущие цели. Так, развитие может вовсе упразднить трейдеров. «На бирже выявляется справедливая цена, которая потом используется и в налогообложении, а финансирование через использование СВОПов в целом дешевле, чем кредиты банка, — говорит Сергей Киселев. — Но нам еще очень хочется, чтобы биржа была прямым каналом сбыта от производителя к покупателю. Сначала нужно наладить внутренние продажи, которые выявят внутреннюю цену. Венцом всего этого должны стать инструменты, которые позволят продавать зерно за пределы России. Я считаю, что без создания внутреннего рынка мы не сможем выйти на внешний, так как не понятно, от чего отталкиваться».

А как на практике?

Участники рынка и эксперты поддерживают идею биржевой торговли зерном, одновременно напоминая, что попытки запустить этот механизм совершались не единожды, но всегда заканчивались неудачно. Председатель Ассоциации зернопроизводящих и хлебоприемных предприятий Краснодарского края Петр Светличный называет биржу как таковую лучшим, что придумано в плане цивилизованных отношений, но не видит фундамента для стабильной работы в России. Эксперты сходятся во мнении, что наладить активное обращение зерна на бирже будет достаточно сложно. «На текущий момент через Национальную товарную биржу проходит небольшой процент объема сельхозпродукции, что в свою очередь затрудняет реализацию возложенных на нее основных функций по установлению реальных цен на внутреннем рынке и предоставлению дополнительных каналов реализации зерна и зернобобовых напрямую от производителя к конечному потребителю, минуя посредников», — говорит руководитель департамента товарных рынков Финансовой группы БКС Дмитрий Шувалов.

По мнению директора ООО «Агронефтепродукт» Максима Неженца, самый главный вопрос в торговле зерном на бирже — это ликвидность биржи. Для того чтобы достичь этого, необходимо наполнить ее товаром, что на самом деле не так просто.

«В России есть прецеденты — к примеру, Санкт-Петербургская товарно–сырьевая биржа сейчас активно торгует топливом, — рассуждает Максим Неженец. — Но этим занимались лично Владимир Путин и на тот момент один из главных вице–премьеров Игорь Сечин. Нефтяным компаниям практически в директивном порядке было поручено размещать определенные объемы товара на бирже. Это заняло немало времени, но сегодня мы видим, что биржа ликвидна, большая часть товара, находящаяся в свободном обращении, идет через нее, и этот инструмент активно работает. Но с нефтяным сектором задача была гораздо легче, так как в стране не так много производителей бензина, дизеля — пять–шесть квазигосударственных компаний».

Сергей Лисовский уверен, что на этот раз успех гарантирован, так как за дело взялся Центробанк: «Сейчас инициатор — ЦБ, а это влиятельная структура, они создавали биржу для энергоносителей, было очень много скептиков, но это получилось».

У участников рынка практическое воплощение механизма биржевой торговли вызывает целый ряд вопросов, которые пока остаются без ответов. Производителям не хватает гарантий. «На бирже не торгуют зерном или металлом, там торгуют бумагами, складскими справками, подтверждающими, что в определенном месте есть в наличии зерно в определенном объеме и с определенным качественными характеристиками, — говорит Петр Светличный. — Это документы, имеющие огромную стоимость, это же не какая–то бумажка, выписанная на элеваторе Марьиванной. Но пока нет четко проработанной методологии документооборота. Зерно — это не металл, который может пролежать в неизменном виде хоть 10 лет, и даже не сахар, который и полгода и год прекрасно чувствует себя при определенных условиях. Зерно — это живой организм, в течение нескольких месяцев меняется его влажность, структура белка, то есть основные параметры товара».

По словам Петра Светличного, аккредитацией элеваторов подготовка инфраструктуры хранения не исчерпывается. Доверив зерно элеватору и заплатив за эту услугу немаленькие деньги, аграрий может понести убытки, возмещение которых находится под вопросом. «У нас все элеваторы разные, а они должны иметь определенные параметры хранения, — продолжает эксперт. — Где гарантия, что через несколько месяцев у товара будут такие же характеристики, с которыми он был привезен. Ведь можно и так хранить, что через год зерно потеряет в весе 10%. У производителя была тысяча тонн, а осталось 900 тонн. Кто будет ему компенсировать потери? Каждый элеватор должен иметь сертифицированную по самым современным стандартам лабораторию. Иначе будут проблемы с определением показателей товара: 22% клейковина или 22,4% — когда речь идет о зерне, эти 0,4% имеют очень большую цену».

Участники рынка сходятся во мнении, что для успешной реализации идеи биржевой торговли зерном необходимо дорабатывать саму систему работы. Дмитрий Шувалов считает, что нужно решить вопрос с гарантией по НДС–возмещению, применив механизм, который устроит все стороны: брокеров, поставщиков, покупателей, саму биржу и ФНС. К тому же, по мнению собеседника ДГ, для полноценной биржевой торговли необходимо решить вопрос с доставкой зерна от сельхозпроизводителя до элеватора, так как сам сельхозтоваропроизводитель этого делать не будет.

Эксперты также видят необходимость в государственной поддержке тех производителей, которые осуществляют торговлю через биржу. «Государству стоит продумать дополнительные стимулы для производителей зерна, — говорит Максим Неженец. — Может быть, сделать выплату различных субсидий и дотаций, которые уже предусмотрены, зависимой от того, торгует ли соискатель субсидии на бирже».

В компании БКС также связывают дальнейшие перспективы биржевой торговли зерном с субсидированием. Сергей Киселев заверяет, что механизмы государственного стимулирования будут найдены. «Мы уже конкретизировали предложения ЦБ, как можно поддержать интерес производителей, — сказал он. — Например, субсидирование перевозок, ускоренный возврат НДС. Все это будет обсуждаться на самом высоком уровне». 

Порт ближе элеватора

Как при этом поведут себя аграрии Краснодарского края, сложно предсказать. Для местных производителей сбыт зерна никогда не был проблемой. Край, имея на своей территории 9 морских портов, всегда был экспортоориентированным, а кубанские аграрии пользуются высокой закупочной ценой. «Для средней полосы и восточной части России, а также Поволжья инструмент биржи более актуален, там не так развиты отношения между производителями и покупателями, — считает Максим Неженец. — Для юга есть смысл в том, чтобы эти регионы больше были представлены на бирже хотя бы потому, что южные компании смогут свободно увидеть их объемы».

Решив торговать на бирже, производителю необходимо завезти зерно на элеватор, но пока возможности хранения для Кубани крайне недостаточны. Край собирает ежегодно более 10 млн тонн зерновых, а суммарная мощность всех аккредитованных элеваторов Кубани составляет всего 350 тыс. тонн. Это площадки «Успенского сахарника», «Тбилисского сахарного завода», ОАО «СЗЛ», ЗАО «Сахарный комбинат Тихорецкий» и ПАО «Каневсксахар». Переход на биржевую торговлю может встретиться с нежеланием местных участников рынка, так как в крае сложились свои особые традиции торговли.

«Элеватор — это не просто хранение, это учет, который в России испокон веков никто не любил, — говорит Петр Светличный. — Для нашего человека самое лучшее — продать из–под навеса, и не секрет, что так зачастую и делают. Элеваторы у нас заполнены на 30%, не более. Первые 4 месяца зерно можно хранить под навесом, за это время его можно реализовать. Когда его продают из–под навеса, сколько и по какой цене продано, знают только руководитель предприятия, агроном и бухгалтер. Порядка 60% зерна на Кубани продается в первые же месяцы после уборки урожая».

Анна Малюк

Наш канал на Яндекс.Дзен

Комментировать

comments powered by HyperComments