Курсы валют
65.99
74.90

Зарубежные вина могут существенно вырасти в цене

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
09.11.2018 17:36
Бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил президенту ввести сбор на импортное вино, если эти идеи будут реализованы, то импортные вина в рознице сильно подорожают
Читайте нас на Яндекс.Новости

Кубань — главный винодельческий регион страны: у нас собирается добрая половина (46% — в 2017–м) российского винограда и производится половина российских вин. Кубани виноделие ежегодно дает 5 млрд рублей налогов, в отрасли создано порядка 10 тыс. рабочих мест.

В прошлом году край произвел 14247,1 тыс. дал виноградных вин и еще 3579,5 тыс. дал игристых вин. По итогам 2018 года винодельческая отрасль края суммарно должна выйти на рубеж 17 млн дал вина, хотя бы потому, что на поддержку виноделия край в этом году направил 420 млн рублей.

Ежегодно в Абрау–Дюрсо проходит Всероссийский саммит виноделов, на котором обсуждают проблемы и перспективы развития отрасли. Приоритет виноделов не только в их эксклюзивности, но и в весьма сильном игроке, вхожем в кабинет к президенту РФ, — Борисе Титове. В мае 2017 года Борис Титов представил Владимиру Путину свое видение основных направлений развития отрасли, и президент их одобрил. И, собственно, профессиональное винодельческое сообщество на саммите у Абрау обсуждало, как меняются правила игры в отрасли.

Признаться, меняются они очень неспешно. Если поднять в интернете итоги всероссийских саммитов виноделов нескольких последних лет, то они будут повторять друг друга чуть ли не слово в слово. Перечислим их вкратце.

Сегодня, как и вчера, виноделы не могут в полном объеме обеспечить себя качественным отечественным сырьем. Чтобы закрыть спрос, приходится сырье экспортировать (из Аргентины, Италии и Франции, Чили, Молдовы, Перу, Азербайджана, Македонии). Собственное сырье для виноделия в крае покрывает, по разным оценкам, 50–60% спроса. В одном из интервью rbc.ru Вадим Дробиз, гендиректор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя, утверждал, что из всего объема вина, что разливается в стране, примерно треть производится из российского винограда, треть — из импортного виноматериала, а последняя треть — из неучтенного статистикой материала. Понятно, что вино из импортных виноматериалов никоим образом не может попасть в винную элиту: вина с защищенным географическим происхождением.

Пойдем далее — законодательные ограничения. Еще совсем недавно госпошлина для предприятий, занимающихся виноградарством и виноделием, составляла 800 тыс. рублей. Для небольших виноделен, для так называемых гаражистов это была совершенно неподъемная сумма, а продавать вино без лицензии производители были не вправе, и законодательный барьер объективно тормозил развитие отрасли. Но в 2016–м Госдума приняла федеральный закон (№245 от 03.07.2016), снижающий стоимость лицензии до 65 тыс. рублей. Спасибо, конечно, Госдуме, но виноделы мечтают не о разовых снижениях затрат, а о принятии законодателями полноценного — как во многих странах мира — Закона «О вине». Впрочем, еще одной заслугой законотворцев (помимо снижения стоимости лицензии) можно считать то, что с 1 января 2016 года вступили в силу поправки в НК РФ, по которым акцизы для виноделов были снижены с 9 до 5 рублей за литр вина. Это послабление «работает» в двух случаях: для крестьянских фермерских хозяйств (КФХ) и для производителей, чье вино обладает защищенным географическим указанием.

Из более мелких, но насущных проблем, требующих разрешения, — разработка и принятие методик выявление винного фальсификата, увеличение площадей насаждений (по данным Forbes Contributor, в стране пригодно для виноделия 350 тыс. га земель, а по данным на 2015 год, было занято всего 85,1 тыс. га), улучшение качества товара и продвижение своих винных брендов.
Вернемся в Абрау, на саммит. Конечно, всех перечисленных проблем предложение Титова не решит, но, по крайней мере, открывает возможность света в конце тоннеля. А предлагает Борис Юрьевич создать специализированный орган по развитию виноградарства и виноделия, который бы взял на себя все полномочия и функции отрасли, которые пока делят Минсельхоз и Росалкогольрегулирование.

Всю цепочку должна отследить какая–то одна организация, потому что сегодня контроль за реестром виноградников отдан в регионы, в местные администрации, — говорил журналистам в кулуарах винного саммита–2018 Борис Титов. — Этих (акцизных) марок, выданных под вина с защищенным географическим указанием, может быть значительно больше, чем реально произведено винограда. Но это не может быть две организации или три. Должна быть одна.

Титов полагает, что такой орган будет контролировать не только количество вин с ЗГУ, но и стимулировать производство, реформировать техническое регулирование, развивать эногастрономический туризм. Кроме того, Титов — это было сформулировано в его майских предложениях президенту — предлагает на порядок с нынешних полутора миллиардов рублей в год увеличить объем господдержки виноделам. А эти деньги взять специальным сбором на импорт вина, виноматериалов, коньячных спиртов и, возможно, крепкого алкоголя. Понятно, что если эти идеи будут реализованы, то хорошие импортные вина в рознице сильно подорожают. Да и вообще вино подорожает, если держать в голове, сколь весома доля импортного сырья в отечественном виноделии. Но, видимо, виноделы, собравшиеся на саммит, готовы идти на определенные издержки во имя развития отрасли.

Пока же реалии таковы, что в 2018 году было собрано около 560 тыс. тонн винограда и произведено 32 млн дал вина. (Для сравнения, по данным ФТС, последние три года физический объем поставок иностранных вин, включая игристые, в Россию находится на стабильной отметке — около 41 млн дал. — Ред.)

Денис Руденко, винный эксперт, в интервью «Комсомолке» отметил главную тенденцию: «...мы прекратили падение в объемах производства и даже примерно на 2% поднялись по сравнению с уровнем 2016 г; по площадям посадок начали рост. С количественной точки зрения российское виноделие тоже начало укрепляться».

Тут еще надо отметить, что экономические возможности у крупных компаний, занимающихся выращиванием винограда и производством вина — с одной стороны, и у мелких крестьянско–фермерских виноделен (гаражисты) — с другой, серьезно отличаются, в то время как во взаимоотношениях с государством, в юридических правах и обязанностях между нами особой разницы нет.

Вот, например, как чувствует себя в сегодняшнем виноделии гаражист из Анапы Василий Марченко:
«Вначале, когда саммит виноделов назывался «Фестиваль российских вин» (а сейчас он перерос во Всероссийский саммит виноделов) он был более демократичным, как для больших предприятий, так и для малых форм, для гаражистов. Но, наверное, надоело бороться за всех, и теперь основной тренд развития виноделия — за крупными промышленными производствами. Да, для мелких производителей уменьшили стоимость лицензии, уменьшили стоимость акциза на вино с защищенным географическим указанием. Но в целом условия работы небольшого винодела ничуть не улучшились. Требования по емкостному оборудованию, по производственным помещениям, по сертификации и осуществлению вентиляции, кондиционированию и пожарной безопасности для гаражиста такие же, как для крупного винзавода. Безусловно, они нужны, но эти требования должны быть дифференцированными, для фермерских виноделен — более простые и понятные правила. Почему законодательству по вину не пойти по пути Франции или соседней Грузии, где для мелкого производителя вина все проще и понятнее. У нас же усложнили все до такой степени, что исполнить все требования просто невозможно! Сегодня ко мне приедет любая государственная контролирующая структура, и она найдет поводы, чтобы закрыть мое дело».

«Закрывать» гаражистов, безусловно, никто не собирается. Напротив, и слово это, и само явление — небольшие семейные винодельни, производящие вино со своих собственных виноградников, — сейчас в тренде, на слуху. Чего стоит одна «Винная деревня» под Анапой. А рядом — «Семигорье», «Саук–Дере», усадьба «Мысхако», винодельни Романа Антоненко, Яниса Каракезиди, Вадима Бердяева… Вокруг них не просто строятся винные и гастрономические маршруты — они становятся острием нового направления развития всего Краснодарского края, на стыке туризма и сельского хозяйства.

Ну, а чтобы не чесать под одну гребенку крупные винзаводы и гаражистов, надо четко количественно и качественно описать мелких крестьянско–фермерских виноделов и дать им какое–то послабление в делопроизводстве. И об том тоже шла речь в кулуарах VIII Всероссийского саммита виноделов. Остается дождаться трансформации слов в конкретные действия.

Михаил Кибальник

Наш канал на Яндекс.Дзен

Комментировать

comments powered by HyperComments