Курсы валют
66.50
75.62

Точка невозврата: что думают поставщики, сети и эксперты о новом законе о нереализованных продуктах

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
21.11.2018 09:59
Представители торговых сетей, эксперты и производители продуктов поделились своим мнением о новом законе, запрещающем возврат нереализованных товаров поставщикам
Читайте нас на Яндекс.Новости

Закон, запрещающий торговым сетям возвращать поставщику нереализованные продукты, принят. Документ утвержден с изменениями, новая норма распространится на товар, срок годности которого не превышает 30 дней.

Эта цифра — результат компромисса между инициаторами закона и правительством. Через полгода все договоры о поставках в сетевые магазины должны быть перезаключены с учетом принятого закона. Какими станут контракты, пока не прогнозирует никто — участники рынка говорят, что в сетях всегда знают, как, не нарушив существующих норм, все же прописать в документах условия, максимально защищающие их бизнес. Вопреки предостережениям некоторых экспертов о том, что законодательные изменения могут привести к обратному эффекту, кубанские поставщики продуктов питания смотрят в будущее с оптимизмом.

Купил — продай

Один из инициаторов закона первый зампредседателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский во время своего визита в Краснодар пояснил необходимость закона тем, что возвраты достигают слишком больших масштабов. В таких объемах они нивелируют все федеральные вливания в агропромышленный сектор. «Государство сегодня тратит на финансовую поддержку агропромышленного сектора 246 млрд рублей в год, а сети, по их же собственным подсчетам, возвращают продуктовыми товарами поставщикам порядка 300 млрд рублей, — приводит цифры Сергей Лисовский. — Получается, что все усилия бюджета перекрываются, поддержка АПК становится бессмысленной». По его мнению, у возвратов есть две причины: сети либо не могут правильно посчитать заказ и закупают избыточные объемы, которые превышают спрос, либо неправильно хранят продукт, из-за чего он приходит в негодность раньше срока. «Я часто бывал в различных сетях. Обычно в зале все красиво, но стоит зайти в подсобку — там нет элементарных технологий хранения, нет холодильников либо персонал не утруждается положить в него товар. Или же на все помещение склада стоит один кондиционер, который не может обеспечить необходимую температуру, особенно в летний период. Убытки от неправильного хранения сети скидывают на поставщиков», — говорит Лисовский.

Генеральный директор АПМП «Кубаньмолоко» Константин Синецкий видит у возвратов и другие причины. По его словам, зачастую возврат товара — это не только перекладывание финансовых рисков на поставщика за различные эксперименты сети с наценкой, местами выкладкой товара и т. п., но и способ своеобразного воспитания поставщика за его же счет.

Оценки масштабов возврата разнятся. Ретейлеры говорят о том, что проблема характерна только для производителей хлеба, в целом же доля непроданного товара незначительна. По информации некоторых кубанских поставщиков, самые большие объемы возврата в категории хлебобулочных и колбасных изделий: случается, что сети отправляют обратно до 60–80 % закупленного товара. Производители свежих овощей не жалуются на возврат закупленной у них продукции.

Новый регламент коснется товаров, срок годности которых не превышает 30 дней. Такое решение было принято в результате дискуссии вокруг положений закона. Как подчеркивает Сергей Лисовский, идея получила сильное противодействие со стороны правительства, которое настаивало на сроке в 30 дней, сам же сенатор считает его заниженным и с учетом современных технологий хранения и упаковки хотел бы видеть в законе срок годности не менее 45 дней.

Однако даже усеченный закон производители продуктов питания встретили позитивно. Константин Синецкий называет изменения долгожданными. «Мы изначально поддерживали принятие этого закона, он уравняет в правах поставщиков и ретейлеров, — говорит он. — До сих пор перевес сил был на стороне сетей. Хотя само предложение «заберите у нас товар, так как мы не смогли его продать» звучит абсурдно. Затраты по возвратам ложатся непосильным бременем на предприятия, многие вынуждены пересматривать планы развития производств и отказываться от дальнейших инвестиций».

При этом Константин Синецкий согласен с другими экспертами, которые отмечают, что эффект от закона гарантирован лишь в том случае, если будет обеспечен надлежащий контроль за его соблюдением. Эта функция возложена на антимонопольную службу. Участники рынка говорят, что ранее уже были попытки отрегулировать ситуацию с возвратами, однако сети нашли возможность прописать дополнительные условия в договорах, среди них компенсации за утилизацию или так называемый ретробонус. Несмотря на то, что в новом законе это учтено и прописаны запреты на подобные действия, некоторые эксперты опасаются, что на этот раз юридические службы ретейлеров снова хорошо поработают над обходящими закон пунктами договоров. Некоторые собеседники газеты почти не сомневаются, что сети будут бороться с законом всеми возможными способами.

Председатель АККОР Кубани Виктор Сергеев поддерживает законодательный запрет возвратов и надеется, что на этот раз он сработает удачно. «Это позитивно скажется на поставщиках, и это справедливо, — рассуждает он. — Мы дали им качественный товар, они же продавцы — должны ориентироваться и прогнозировать: продадут — не продадут. В то же время сети могут прописать в новых договорах какие-то дополнительные условия, а поставщики будут вынуждены с ними согласиться. Каковы будут эти условия, мы не узнаем, ведь такие вещи являются предметом договоренности между поставщиком и сетью и не разглашаются. Они выходят наружу позже, когда поставщик понимает, что оказался в слишком невыгодных условиях, и между сторонами разгорается конфликт. Таким образом, закон не несет в себе ничего плохого, если будет работать, как задумано. А если снова появятся некоторые сюрпризы, как это было в первую попытку уйти от возвратов, законодателям нужно будет снова что-то придумывать».

Верните возвраты

В экспертном сообществе звучит и негативная оценка новшеств. Торговая сеть «Магнит» в своем официальном комментарии ДГ сообщила, что не приветствует подобных регламентов. «Компания считает, что участники рынка должны иметь возможность самостоятельно определять форму работы, поэтому наиболее эффективным вариантом взаимодействия является саморегулирование отрасли», — ответили в пресс-службе ретейлера. При этом в компании говорят, что самостоятельно уже смогли во многом решить проблему возвратов, и если и делали это, то инициатором выступали сами поставщики: «На долю товаров со сроком годности до 30 дней приходится значительная часть продовольственной продукции розничной сети «Магнит» — около 70 % от всего ассортимента. Наибольшую долю продукции, которая возвращалась поставщикам, составляли хлебобулочные изделия. В 2017 году «Магнит» совместно с производителями и другими федеральными сетями добровольно отказался от возвратов этой продукции. Опыт отказа от возврата хлеба показал, что к каждому поставщику необходим индивидуальный подход из-за особенностей логистики, производственного цикла, ассортиментной политики. Возвраты в других категориях незначительны и осуществлялись только при наличии просьб со стороны поставщиков. В связи с изменениями в законодательстве для работы с этими производителями, возможно, потребуется пересмотр объемов заказов и частоты поставок».

Кроме самих сетевиков, опасения по поводу эффекта от закона высказывают и независимые эксперты. Некоторые из них назвали его борьбой с несуществующей проблемой. Пресс-служба «Координационного экспертного центра» приводит результаты исследования РАНХиГС, согласно которому степень проникновения сетей напрямую влияет на уровень социально-экономического развития регионов и создает положительный мультипликативный эффект. Новый закон, по мнению исследователей, способен ударить по сетевой торговле, сведя на нет достигнутые в регионах социальные и экономические показатели. Среди аргументов, приводимых оппонентами нового закона, — возможность роста цен на скоропортящуюся продукцию, уменьшение заказов у производителей и, как следствие, угроза дефицита в магазинах.

Кроме того, у ряда экспертов есть опасения за мелких производителей, которые наладили отношения с торговыми сетями за счет наращивания объемов поставок: при сокращении заказов они могут потерять свои места на полках. «Я не вижу острых негативных последствий закона для покупателей, — комментирует экономист Александр Полиди. — Цена в сетях является результатом взаимодействия спроса и предложения, а не законотворческих норм. Напротив, невозможность возврата заинтересует ретейлеров продавать все без остатков и они будут охотнее идти на всевозможные акции, поэтому скорее можно ожидать снижения цен, чем повышения».

По мнению Константина Синецкого, для производителей нет проблемы в сокращении поставок. «Очевидно, что при уменьшении заказов сетями на тот объем продукции, который они и так возвращают поставщикам в непригодном состоянии, отрасль ничего не потеряет, а только выиграет», — говорит он.
Что касается угрозы снижения показателей экономики в регионе, то Кубань здесь находится, скорее, в списке исключений. Проникновение сетей в Краснодарском крае одно из самых низких в стране, через супермаркеты реализуется лишь около 30 % продовольственных товаров, при этом по уровню своего социально-экономического развития регион считается стабильно привлекательным.

Таким образом, как в итоге отразится запрет возвратов на отрасли, будет яснее видно в процессе его реализации. Возможно, будут иметь место случаи, когда он сработает против тех участников рынка, на защиту которых был направлен, то есть поставщиков продовольствия. «Я вообще не сторонник нерыночных способов регулирования взаимоотношений между поставщиками и сетями, — говорит Александр Полиди. — Понятно, что эта норма была введена, чтобы улучшить положение поставщиков перед сетями, так как мы понимаем, что сети могут оказывать на своих партнеров достаточно серьезное давление. Но в реальности в каждом конкретном случае это может быть как в пользу поставщика, так и наоборот. С одной стороны, поставщик снимает с себя риски, связанные с возвратом, по крайне мере он уже может понять, что для него выручка, которая не подлежит коррекции. С другой стороны, для поставщика, у которого ощутимое количество продукции остается непроданным, закон может привести к нежелательным последствиям вплоть до разрыва отношений с сетью. Потому что риски теперь ложатся на сеть, а она вряд ли захочет продавать малоликвидный товар, который при необходимости теперь невозможно будет вернуть».

Анна Малюк

Наш канал на Яндекс.Дзен

Комментировать

comments powered by HyperComments