Курсы валют
62.91
71.60

«Живые сны»: для чего в Краснодаре «оживили» картины Сальвадора Дали

08.05.2019 11:01
Организаторы выставки работ Сальвадора Дали «Живые сны» рассказали сайту «Деловая газета.Юг» об особенностях экспозиции, сохранении в России предметов искусства и талантах Дали
Читайте нас на Яндекс.Новости

В Краснодаре открылась масштабная выставка работ Сальвадора Дали «Живые сны», организованная санкт-петербургской галереей PS Gallery. Пару лет назад галерея уже привозила в столицу Кубани произведения Дали в рамках выставки «Сюрреализм – это я». Сайт «Деловая газета.Юг» побеседовал с владельцем PS Gallery Павлом Башмаковым и организатором выставки в Краснодаре Ольгой Димаки и выяснил, что притягивает галеристов в Краснодар, как происходила подготовка экспозиции, и в чем уникальность Сальвадора Дали

- Работы Сальвадора Дали уже выставлялись PS Gallery в Краснодаре. Как город встретил предыдущую выставку «Сюрреализм – это я»?

Ольга Димаки: Мы тогда произвели фурор, за две недели на выставку пришло 9 тысяч человек. Надеемся сейчас повторить это. Наша задача – приобщить людей к настоящему искусству.

- Что нового жители города смогут увидеть?

Павел Башмаков: Во-первых, можно сказать, что в больших городах, к которым я отношу и Краснодар, выставка Дали может проходить хоть каждый год. Это то имя-бренд, которое всегда интересно. Другое дело, что каждая выставка должна от другой отличаться. Наша новая выставка на 90% состоит из нового, оригинального контента. Сейчас мы привезли 111 оригинальных графических работ, бронзовые барельефы и прижизненные фотографии Дали, которые делал его биограф и его близкий друг Робер Дешарн. Есть фотографии как портретные, так и застающие художника за работой, за созданием своих шедевров.

Еще надо сказать, что любая наша выставка Сальвадора Дали в любом городе, по сути, является премьерой. В каждом городе свой уникальный зал или музей. Мы работаем с государственными залами. Исходя из конфигурации зала, исходя из площадей, масштабов, мы конструируем экспозицию. Плюс конструируем ее так, чтобы она была логична, по ней было легко и последовательно вести экскурсию, чтобы одна серия работ каким-то образом соприкасалась с другой: либо по этапам творчества Дали, либо по тематике, либо чем-то другим. Так как наша коллекционерская деятельность никогда не останавливается, то привозя новые предметы, мы стараемся показать их, встроить их в тот костяк экспозиции, который уже есть.

Кроме того, эта выставка уникальна еще тем, что совмещает оригинальные работы с мультимедиа-шоу, которое можно увидеть в довольно большом по площади отдельном зале – почти 200-220 квадратных метров.


- Что из себя представляет мультимедиа-зона?

Павел Башмаков: По периметру зала установлены большие экраны, используются большое количество техники: проекторы, мощные звуковые системы и многое другое. Сам контент мультимедиа готовился полгода. Это не просто то, чем грешат некоторые коллеги, когда берется качественная фотография картины, проецируется на экран, потом она приближается под музыку, или удаляется, или выхватывается какой-то элемент этой картины. Здесь именно ожившие работы, ожившие картины.

Над созданием этого контента полгода трудилась группа из 10 человек. Это компьютерные дизайнеры, это мультипликаторы, это люди, которые создают высочайшего уровня ролики, в том числе для самого большого планетария в мире в Санкт-Петербурге. Герои работ Сальвадора Дали действительно оживают: они начинают действовать, ходить. Все это происходит под музыку, большая часть из которой написана специально для этого контента. Часть музыки взята из источников, но многое было специально написано.

- В каких регионах уже побывала выставка?

Павел Башмаков: В Оренбурге, Калининграде, Астрахани, в Москве первый прокат был. Но это не то, что вы сейчас увидите. Именно в таком виде, в котором его видят краснодарцы, она не была нигде. Каждый раз это немного новая выставка. На этой выставке впервые мы демонстрируем уникальную серию «Посвящение Леонардо да Винчи»: 12 больших работ, которые Дали посвятил крупнейшим изобретениям человечества. Барельефы, которые тоже никогда нигде не показывались, буквально за месяц до выставки я их привез из Франции.


- По какому критерию отбираются города, в которые выставка поедет?

Павел Башмаков: Критерий абсолютно субъективный, зависит от отношений, сложившихся как с прекрасными людьми в этом городе, так и с руководствами музеев или выставочных залов. Например, в том же Калининграде у меня великолепные отношения сложились с дирекцией музея, сотрудниками, мы там проводим четвертую выставку за последние 2 года. И мы уже расписали на ближайшие полтора года еще несколько проектов. Это не только Дали.

Дело в том, что Дали, возможно, главный проект нашей галереи, но не единственный. Я считаю, что с точки зрения представленного контента даже сильнее выглядит выставка Пикассо. В подтверждение этому скажу, что провенанс у нее просто сумасшедший - первый показ был в Государственном Эрмитаже в Петербурге. Там, конечно, не было мультимедиа, так как в Эрмитаже все-таки выставка должна была быть камерной, классической. Но первым городом, куда выставка дальше поехала, стал Калининград, и там она уже проходит вместе с мультимедиа, с фотозонами, красочными баннерами, рассказывающими как о художнике, так и о конкретных работах.

Третий наш большой проект: «Шедевры мастеров Парижской школы». Это сборный проект, где представлены более 40 художников Парижской школы 20 века. Здесь те же Пикассо и Дали, но еще и Шагал, и Ван Донген, Шемякин, Утрилло, Соня Делоне, Кандинский, Матисс и многие другие. Сейчас эта выставка экспонируется в Красноярском областном музее им. Сурикова.

Есть еще проект «Гении Русского Зарубежья. Возвращение имен», который был навеян в 2017 году столетием Октябрьской революции. Тогда мы решили создать выставку, посвященную тем художникам-россиянам, которые во время революции уехали из страны и больше никогда не возвращались. Из них Шагал и Кандинский – всем нам очень хорошо известны. Остальные являются мега величинами в Европе (во Франции прежде всего, где они работали) и практически неизвестны у нас. Это Терешкович, Греков, Соня Делоне, Наталья Гончарова, граф Ланской, Александр Алексеев…

- Вашей галерее принадлежит крупнейшая в России коллекция графики Сальвадора Дали. Кто и по какому принципу определяет, какие работы художника войдут экспозицию, а какие нет?

Павел Башмаков: Я, опять же субъективно. Нет определенных программ, так как я, мои коллеги в Краснодаре стараемся каждую выставку сделать экстрактом всего того лучшего, что у нас есть.

Ольга Димаки: Сделать уникальной. У меня задача больше рекламная, задача не обогатиться, хотя не без этого, конечно. Но это не главная цель.

Павел Башмаков: У нас есть задача обогатиться для того, что потратить потом все заработанное на покупку очередных предметов для коллекции.

Ольга Димаки: В том-то и дело. Мы часто говорим на эту тему, что все-таки идея больше просветительская. Меня потрясло, когда Павел сказал, что предметы искусства исчезают, что их постепенно скупают. Китайцы, например.

Павел Башмаков: В Китае Пикассо очень интересуются, Дали пока проходит стороной. Дали очень сильно покупают в Японии и США.

Ольга Димаки: Получается, они на аукционах покупают и увозят к себе.


- Выходит, что кроме того, что вы просвещаете, вы сохраняете предметы искусства, не даете покинуть пределы страны?

Ольга Димаки: Да, именно из страны не уезжают.

Павел Башмаков: И не только не уезжают. Мы это все привозим сюда, в Россию, и это остается здесь.

- Как работы, представленные в новой экспозиции, попали в галерею? Вы отыскали и купили их на аукционах?

Павел Башмаков: Конечно. Еще у нас существует некое сообщество коллекционеров, которые общаются между собой. У меня много друзей во Франции, Швейцарии, Бельгии, Германии, Австрии. Например, есть идея создать новую экспозицию или я что-то давно ищу, я сообщаю им, что, если вам попадется, имейте в виду, мне это интересно. Они так же у меня что-то спрашивают. Поэтому с одной стороны – аукционы, с другой стороны – это сообщество коллекционеров.

- Галерея, я полагаю, больше частная инициатива. Государство как-то помогает вашей деятельности?

Павел Башмаков: Нет, пока не помогает. Хотя у меня, конечно, есть мысли. Я считаю, что в определенный момент все это должно перерасти в музей. Наверное, он должен быть в моем родном и любимом городе – в Санкт-Петербурге. И в таком случае, конечно, я буду готов вести разговоры с городом. Мне кажется, город должен способствовать тому, чтобы открылась еще одна интересная точка культурного просвещения, и она же должна являться неким магнитом для туристов. Со своей стороны я готов обещать, что она здесь останется даже тогда, когда меня не станет.

- Это, скорее, дальнейшие планы?

Павел Башмаков: Да, но невозможно предугадать, насколько они дальние. Потому что развитие идет, и если так получится, что произойдет контакт с городом, они пойдут навстречу, то в принципе я хоть сейчас готов при определенной помощи города к такому шагу.

- Насколько выставки искусства востребованы в России? Готовы ли люди тратить деньги на посещение экспозиций?

Павел Башмаков: Во-первых, готовы. Во-вторых, очень многое завит от города, от его активности. Опять же можно привести примеры, с одной стороны, Краснодара, Калининграда, Красноярска. С другой стороны, отрицательные примеры Астрахани, Омска.

Ольга Димаки: Иркутска.

Павел Башмаков: В Иркутске была другая история. Я считаю, там была коренная ошибка в месте проведения. Это был единственный случай, когда мы решили проводить выставку в частной галерее, тем более которая находится не на центральной, проходной улице. Был сделан вывод, что у нас в стране доверяют государственным музеям, и не очень доверяют тому, что что-то может быть приличное выставлено в частной галерее. Я всегда привожу пример: одна и та же выставка «Гении Русского зарубежья», в очень похожее время проходящая в Калининграде, где 350 тысяч население, и в Омске, где 1,1 млн населения. И в Калининграде посещаемость была выше в 5 раз.

- В каких городах планируете организовывать площадки?

Павел Башмаков: Во Владивостоке хочу. Сейчас в августе-сентябре будет выставка в Томке. Там очень сильны влияния студенчества, там находятся сразу несколько вузов, которые входят в список лучших вузов мира. Там много активных людей, это молодой, энергичный город.


- Только ли молодежь составляет основную аудиторию выставок?

Павел Башмаков: Я бы сказал, что самым главным нашим посетителем является девушка в возрасте от 22 до 37 лет.

- Многие сталкиваются с проблемой восприятия и понимания искусства. Как понимать Дали?

Павел Башмаков: Я отвечу фразой Дали. Когда его спросили, как понимать его искусство, он сказал: «Не надо понимать Сальвадора Дали. Сальвадор Дали сам не понимает Сальвадора Дали». Отчасти, это была отговорка. Он имел в виду следующее: не стоит прежде всего понимать, а стоит прежде всего ощущать. Дали говорил, человек должен приходить на выставку с абсолютно открытыми глазами и открытой душой, чтобы увидеть и воспринимать цвета, сюжеты, колористику. Для понимания существуют экскурсии, книги, интернет.

Ольга Димаки: Дали – это бренд, я считаю. Я сейчас понимаю, насколько грамотно построены его ходы, в рекламе в том числе.

Павел Башмаков: Он во многих родах деятельности оставил свой след. Это театр, опера, мода, реклама, кинематограф, мультипликация. Если брать творчество, то это живопись, графика, скульптура, керамика, стекло. Работал с абсолютно разными материалами, чтобы создавать произведения искусства.

Например, чтобы создать «Дон Кихота», сначала использовал средневековую аркебузу, расстреливал камни специальными пульками с тушью. Отсюда появился буллизм – способ нанесения туши на литографские камни. Или, к примеру, он собирал пустые раковины андалузских улиток, начинял их специальными, смоченными в литографской туши комочками хлеба и потом стрелял этими «пулями», получались определенные рисунки. То есть человек творил все время. Сальвадор Дали действовал так, как он хотел действовать, жил, как хотел жить. На самом деле, изучая истории жизни великих художников, прежде всего 20 века, узнаешь, что они все очень долго жили. Они ничего в себе не держали, они делали то, что хотели делать.

Ольга Димаки: В общем, секрет долгожителей – не запрещать себе то, что хочется.

Павел Башмаков: Да. Получать удовольствие от того, что ты делаешь, и, собственно, от жизни.

Наталья Радчук

Наш канал на Яндекс.Дзен