Курсы валют
62.87
70.79

Свое дело: как программист из Краснодара стал мастером по изготовлению ножей

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
14.06.2019 12:25
Инженер-программист из Краснодара Игорь Лопатин рассказал, как увлекся изготовлением ножей ручной работы и открыл свою мастерскую
Читайте нас на Яндекс.Новости

В чисто мужских компаниях есть несколько постоянных тем. Среди них — ножи: их достоинства, недостатки, область применения. Причем о них говорят все — не только охотники или туристы. Возможно, потому что ножи — это мужское, можно сказать, на уровне инстинктов, ведь ими человечество пользуется уже сотни лет. Об изготовлении ножей, увлечении этим делом и об этой отрасли в Краснодарском крае — в интервью с мастером Игорем Лопатиным.

— Как вы пришли к своему увлечению?

— Мне стало скучно. Захотелось делать что-то своими руками, иметь хоть и маленькую, но свою мастерскую. Это желание подспудно объединилось с интересом к ножам. Сейчас в Интернете на эту тему много материала, форумов, в соцсетях много мастеров завели свои странички. Все это и повлияло на выбор направления моей деятельности, хобби. Я изначально не ставил перед собой целью сделать из этого налаженный бизнес, заработать большие деньги. До этого я с металлом не имел дела, начинал с нуля.

На Кубани нет специализированных магазинов по продаже оборудования и инструментов для металлообработки по моему профилю. Поэтому по советам, по рекомендациям и чертежам из Интернета большую часть инструментов и оборудования сделал сам.

Ножи были известны уже в эпоху палеолита, тогда их изготовляли с помощью отщепы камня. Постепенно таким пластинам стали придавать миндалевидную форму и прикреплять к ним рукоятки из кости или дерева. Для изготовления ножей использовали обсидиан, но такие изделия имели сложную форму. Дерево, кость, бамбук также использовались в качестве материала для изготовления ножей.

Около 5 тыс. лет назад человек научился получать и обрабатывать металл и стал изготавливать ножи из меди и бронзы, а на территории Южной Америки их делали даже из золота.

Постепенно железный нож вытеснил бронзовые, а с началом промышленной революции авторское производство ножей сменилось заводским. В 2005 году журнал Forbs провел опрос среди своих читателей и выявил, что ножи занимают первое место среди самых необходимых для людей бытовых вещей.

фото со страницы https://vk.com/i.lopatinknife

— Как родные отнеслись к вашей идее?

— Отрицательно, но это, я думаю, практически у всех было и будет. Родные считали, что я много времени и средств трачу на свое увлечение, занимаюсь не тем делом. Признаюсь: никто, кроме меня самого, не верил, что это не простая блажь, а станет делом моей жизни, серьезным направлением моего самовыражения и самореализации.

— А предыдущая профессия как-нибудь была связана с ножами?

— Я по образованию инженер-программист, закончил краснодарский политех в 2013 году, работал по специальности. Интересоваться темой ножей стал примерно в то же время, увлекся.

— Ковкой ножей занимаетесь?

— Редко, когда есть свободное время. Дело в том, что это трудоемкий и времязатратный процесс. К тому же сейчас нет нужды самому выплавлять металл. Заводы делают очень качественную сталь, из которой я делаю ножи методом слесарной и термической обработки. Иными словами, у меня есть технология режимов закалки стали, от которой и зависит итоговое качество ножа. Можно сказать, это основной и самый сложный процесс: вырезать из полоски стали форму несложно, а вот потом заготовку превратить в изделие, которое прослужит долгие годы, и есть конечный результат.

— С единомышленниками общаетесь?

— Конечно. Раньше я у них учился, спрашивал, консультировался, сейчас, по прошествии стольких лет, я и сам многим начинающим помогаю советами. Мне очень приятно помогать людям, делиться опытом, наработками — у меня нет секретов ни от кого. Это единомышленники из Краснодарского края, в том числе и из Лабинска, где я сейчас живу, но еще больше из других регионов России.

Отмечу, что, хотя эта тема не особо афишируется в Интернете, в Краснодарском крае по ножевой теме работает много людей — по моим данным, более 20 человек. Кто-то занимается дизайном клинков и складных ножей, кто-то — изготовлением, мелкосерийным производством.

— А если говорить об изготовлении ножей как о бизнесе, насколько он конкурентен и прибылен?

— Конкуренция в этой сфере высокая, ведь соперничать приходится не только с местными производителями, но и с компаниями. Прибыльность зависит от того, кто какие задачи ставит перед собой. Есть люди, которые делают мало, но это очень качественные и дорогие клинки, а есть и те, кто штампует много и дешево. Так, кстати, и в других регионах. К примеру, в Нижнем Новгороде чуть ли не в каждом дворе клепают ножи сотнями по цене ниже 2 тыс. руб. Хороший нож столько никогда стоить не будет. Я такую продукцию, которую выпускают объемом в 500 штук в день, за ножи не считаю. В этих клинках нет души, ни одна деталь не доработана до должного уровня. Но и такие штамповки находят своего покупателя, не все обладают знаниями и финансовыми возможностями. Поэтому я эту практику не осуждаю. Мастера же, которые каждую деталь доводят до совершенства, могут сделать в месяц не более 3–4 клинков. Вот и сравнивайте.

фото со страницы https://vk.com/i.lopatinknife

— Каков диапазон цен на авторские ножи по региону?

— Все зависит от металла и сложности исполнения. У разных мастеров цены колеблются от 8–10 до 50–100 тыс. руб.

— А сталь используете российскую или импортную?

— С российским металлом я, к сожалению, практически не работаю. Дело в том, что отечественная продукция нестабильна по качеству. Были случаи, когда покупал продукцию одного из наших заводов — она была изумительного качества, в другой же раз — на порядок ниже. Поэтому заказываю импортную — из Австрии, Германии, США. Причем каждый раз материалы приходится искать в Интернете, на тематических форумах. Договариваться с крупными поставщиками, перекупщиками. В Краснодарском крае купить все в одном магазине для изготовления ножей невозможно, я не знаю о таких торговых точках. Максимум, что я здесь покупаю, — это наждачная бумага.

— Насколько я понял, для вас это хобби, судя по тому, что вы не оформлены, как предприниматель.

— Совершенно верно, официально я ничего не продаю. Во-первых, на 2–3 ножах много не заработаешь, во-вторых, официальное оформление мне ничего не дает, это бессмысленно и невыгодно. Поддержки я от государства не получал и не получу, поэтому пока это просто увлечение, а не способ заработка, не вижу смысла получать статус юридического лица.

— Холодное оружие не пробовали делать?

— Это мне не интересно. Да и хлопотно. Я занимаюсь исключительно изготовлением туристических разделочных ножей в строгом соответствии с ГОСТом. Не моя это тема, я делаю практичные ножи, которыми пользуются, а не хвастаются, доставая из укромного места. Холодному оружию место на войне, а не в мирной жизни. Для его изготовления необходимо получить лицензию, разрешение. Но меня просто достали просьбами сделать его — пишут, звонят, уговаривают. Приходится вежливо отказывать, долго объясняя почему. Также не делаю шашки, мечи. Здесь еще и техническая проблема: у меня печь термообработки маленькая. Мне по душе утилитарные ножи, которыми будут долго пользоваться и меня добрым словом вспоминать.

Два нормативных документа регламентируют признаки холодного оружия в нашей стране. Это ГОСТ Р51548-2000 «Ножи для выживания» и ГОСТ Р51500-99 «Ножи и кинжалы охотничьи». Если нож или любое другое режущее изделие является холодным оружием, то длина его клинка от основания рукояти до крайней точки острия ножа — не менее 90 мм. Толщина клинка по обуху должна составлять не менее 2,6 мм, но не более 6 мм. Еще один признак холодного оружия — плотность стали должна быть не менее 42 единиц по Роквеллу. Рукоятка должна быть травмобезопасной. У холодного оружия есть ограничитель перед лезвием или его аналог — подпальцевая выемка. Если она одна, то высота выступа должна составлять 5 мм, если две — то по 2,5 мм. Также один из критериев холодного оружия — заточенность. Она определена ГОСТом, но, как правило, это должен быть очень острый нож, который может резать легким прикосновением.

— Свой первый нож помните?

— Еще бы! Часто на него смотрю, смеюсь. Когда сделал — считал его крутым, через полгода практики уже понимал, что сотворил бред. Но он лежит как память, как первый опыт. Я его никому не отдам — он напоминает о том, как все начиналось.

фото со страницы https://vk.com/i.lopatinknife

— Как возникают идеи ножей, что наталкивает?

— Прежде всего, это мои идеи, которые я хотел бы воплотить в металле. Огромное влияние имеют работы признанных российских мастеров, у которых намного больше опыта. Я не считаю зазорным у них учиться, обдумывать формы и методы исполнения клинков. За их плечами огромные знания. Я не копирую, но их влияние на мое дело огромно.

— Складные ножи не хотели бы делать?

— Для этого надо много дорогого и сложного оборудования, которое я пока не могу себе позволить. Несмотря на то что они кажутся простыми, на самом деле это не так. Да и конкурировать с российскими предприятиями, которые занимаются их выпуском профессионально, невозможно. Хуже делать не хочу, а лучше не получится по техническим причинам.

— Как вы думаете, как в ближайшие 5 лет изменится ваше направление деятельности в Краснодарском крае?

— Считаю, произойдет значительный рост числа мастеров, которые занимаются авторскими работами. Я сейчас вижу огромный интерес к этой теме среди кубанцев. Этим интересуются мужчины и молодые люди всех возрастов. Считаю, что это очень хорошо, здоровая конкуренция никому и никогда не мешала.

Сергей Лапшин

Ирина Паукште, основательница модного дома

Автор YouTube-канала «Модные практики» рассказала сайту «Деловая газета.Юг» о том, почему она перешла от обычной работы в ателье к собственным видеокурсам кройки и шитья

Смотреть видеосюжет онлайн

В Краснодаре приставы лишили Bentley «светскую львицу» Катю-Бентли

Краснодарские судебные приставы за долги по кредиту изъяли у светской львицы Кати-Бентли ее Bentley Continental GT Speed
Читайте нас на Яндекс.Новости

Судебные приставы наложили арест на автомобиль Bentley Continental GT Speed, принадлежащий краснодарской светской львице Катрин Атаевой-Добришман, скандально известной как Катя-Бэнтли. Об этом сообщает пресс-служба регионального управления УФССП.

По данным ведомства, предпринимательница имеет крупную задолженность по кредиту перед ПАО Банк «Финансовая Корпорация Открытие». Заем был взять под залог дорогостоящего автомобиля.

«В рамках исполнительных действий судебные приставы, выявив данное транспортное средство на улице Краснодара, составили акт описи и ареста авто, после чего передали его представителю кредитной организации», - отмечает пресс-служба.

Как сообщал сайт «Деловая газета.Юг», в начале июля 2019 года стало известно, что суд приговорил 41-летнюю Катрин Атаеву-Добришман к штрафу в размере 150 тыс. рублей за угрозу убийством судье и неуважение к суду.

Судом и следствием было установлено, что женщина угрожала и оскорбляла судью Арбитражного суда Краснодарского края, которая с июля 2018 года рассматривала иск администрации города о сносе незаконно возведенном бутик-отеле «Бестужевъ». Видеролик с угрозами владелица гостиницы разместила в социальной сети 13 марта 2019 года. Суд признал женщину виновной по ч.1 ст.296 УК РФ (Угроза убийством, причинением вреда здоровью) и по ч.1,2 ст.297 УК РФ (Неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи и участников судебного разбирательства).

Ранее в Краснодаре приставы в рамках судебных тяжб изымали четыре элитных автомобиля, принадлежащих основателю «Такси Сатурн» Евгению Львову. Были арестованы Porsche Cayenne Turbo, Mercedes-Benz S500 4matic Maybach, Aston Martin Rapide и Lamborghini Aventador. Общая стоимостью машин составляет 44 млн рублей.

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы