Курсы валют
73.61
87.04

Нерадужные перспективы

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
12.05.2020 09:10
Директор Бизнес-инкубатора Игорь Добровольский рассказал «ДГ. Юг» о том, что ждет бизнес после пандемии коронавируса
Читайте нас на Яндекс.Новости

Состояние неопределенности, пожалуй, второе неприятное чувство после ожидания. Сегодня они — неопределенность и ожидание — два верных спутника, которые проникли во все аспекты нашей жизни: и в профессиональный, и в личный. Настроения во всех бизнес-сферах, увы, нерадужные, а перспективы, по оценкам предпринимателей, и того мрачнее. О том, что же все-таки ждет бизнес в будущем, «ДГ. Юг» рассказал кандидат экономических наук, доцент Финансового университета при Правительстве РФ, директор Бизнес-инкубатора Игорь Добровольский.

— Игорь, каковы перспективы развития бизнеса в РФ и есть ли они в принципе?

— На фоне официальных прогнозов правительства РФ и Центрального банка России о сокращении ВВП России в 2020 году минимум на 6 % становится совершенно ясно, что говорить именно в целом о развитии в этом году не приходится. Истинные масштабы сокращения ВВП составят, скорее всего, гораздо больше прогнозируемых официально. Абсолютное большинство традиционных типов бизнеса уже оказалось на грани выживания, а дальше, ориентировочно в конце мая, лавинообразно последуют неплатежи, банкротства, сокращения и закрытия предприятий малого и среднего бизнеса. Подобные события сейчас происходят по всему миру, нельзя сказать, что Россия в этом случае выбивается из общей мировой картины. У каждого государства есть определенный запас ресурсов и возможностей, который можно использовать, однако у всех этот запас и возможности существенно различаются.

В этом году мы столкнулись с международным кризисом пятого технологического уклада (экономика потребления). Политика глобализации в мире уже давно дает существенные сбои, а с приходом «черного лебедя» она была полностью нейтрализована, и теперь уже мир не вернется к той открытости, которую мы видели еще в прошлом году. Любая смена технологического уклада до настоящего времени сопровождалась мировым военным конфликтом. Однако в этот раз сценарий развернулся совершенно в ином ключе: мы наблюдаем глобальную информационную и экономическую катастрофу, которая самым жестоким образом ударит по бедным слоям и среднему классу. Такая ситуация характерна не только для России, но и еще в большей степени для активно потребляющих экономик, например для США, где большая часть населения не имеет вообще никаких накоплений и живет от зарплаты до зарплаты, при этом имея существенные обременения долгами по кредитам. Однако в целом США, скорее всего, будут бенефициарами текущих событий как реципиенты сохраненных денежных капиталов в условиях глобального кризиса.

Первое, что мы увидим, — разрушение накоплений, малого и среднего бизнеса. Второе — удар по целым секторам экономики: авиаперевозки, туризм, общественное питание, индустрия развлечений и др. Впоследствии активы будут перераспределены в пользу тех, кто на сегодня оказался держателем свободных денежных средств и капиталов. Активы будут приобретены ими, по сути, за бесценок. Разрушение же среднего класса приведет к подрыву демократических норм и ценностей в развитых странах и спровоцирует переход к новому технологическому укладу. Ситуация сегодня, однако, все же дала толчок ряду отраслей и направлений. Главными бенефициарами оказались сферы дистанционного взаимодействия и работы, такие как удаленное обучение, облачные платформы и продукты для удаленного видео- и прочих типов взаимодействий, а также службы доставки продуктов и товаров. Для разработчиков цифровых продуктов в данных областях сейчас наступают очень благоприятные времена, и те, кто сможет ими воспользоваться, совершат скачок на принципиально новый уровень. Думаю, в ближайшие два года мы увидим рождение не одного нового единорога в области облачных и распределенных технологий.

— Какой процент потерь компаний прогнозируете в целом и в наиболее пострадавших отраслях?

— К сожалению, среди малого и среднего бизнеса в целом может быть потеряно до 50 % предприятий, а в наиболее пострадавших отраслях — до 90 %.

— Какие меры помогут сохранить бизнес?

— Сейчас уже, как бы ни хотелось рассчитывать на обратное, принимать какие-либо активные меры поздно. Шансы выжить есть у тех бизнесов, владельцы и менеджеры которых смогли за предыдущее время работы сформировать очень существенный финансовый задел. Проще говоря, есть шансы у тех, кто вовремя накопил подушку на случай плохих времен, которые теперь настали. В целом же даже для таких предприятий в текущей ситуации, конечно, актуален режим строгой экономии, сокращения всех непродуктивных затрат, отказ от офиса, если возможно, переключение на удаленные продажи через интернет (однако по объективным причинам это могут сделать далеко не все предприниматели).

— По вашим прогнозам, дойдет ли господдержка до малого бизнеса или ее смогут получить
только крупные предприятия?

— Скорее всего, если эта поддержка и дойдет, то до крайне малой доли предприятий, которые в ней остро нуждаются. Крупному бизнесу в таких условиях, однозначно, легче, так как он изначально имеет гораздо больше возможностей в отстаивании своих интересов.

— Отсрочка по налогам — насколько эта мера полезна?

— На мой взгляд, по аналогии с лекарственными препаратами эта мера призвана оказать скорее успокоительный и немного расслабляющий эффект, но не терапевтический результат. Дело в том, что отсрочка — это не отмена, то есть платить налоги все равно придется, если бизнес сохранится. С налогом на прибыль и НДС все более-менее решаемо: если предприятие не работает, то и налоговой базы для уплаты этих налогов не возникает. А вот с платежами в фонды и НДФЛ совсем другая история: если предприниматель сохраняет рабочие места и зарплату сотрудникам, то все эти платежи, по сути, накапливаются и через шесть месяцев наступит локальный пик налоговых выплат. При этом я очень сомневаюсь, что к тому времени выжившим малым и средним предприятиям удастся нарастить выручку до приемлемого в таких условиях уровня.

Реальным лекарством могла быть только полная отмена налогов для МСП на этот период. Никаких отсрочек — полная отмена. У государства есть ресурсы на этот и следующий год, и поддерживать надо именно малые и средние предприятия так, чтобы это была реальная поддержка, а не успокоительное.

То же касается и кредитов на зарплаты. Мы, конечно, не можем себе позволить раздавать деньги всем под сохранение рабочих мест, как делают в Соединенных Штатах, но определить ключевые предприятия и оказать им адресную невозвратную поддержку по итогам тщательной оценки социальной значимости таких бизнесов было бы вполне по силам региональным властям.

— Сможет ли бизнес сохранить рабочие места?

— В тех условиях, которые созданы на данный момент, это сможет сделать меньшинство малых и
средних предприятий. Крупный бизнес в этом смысле находится в гораздо более устойчивом положении.

— Какой рост безработицы возможен?

— По итогам года возможен кратный рост безработицы, вплоть до 30–40 %.

— Какой срок карантина станет для нашей бизнес-системы фатальным?

— Если режим продлится дольше, чем до 15 июня, это может привести к еще гораздо болеепечальным последствиям, чем мы обсуждаем. Однако есть определенная уверенность, что дольше середины июня текущий режим не будет продлеваться.

—Что посоветуете предпринять бизнесменам, чтобы сохранить свое дело? На какие сервисы
обратить внимание?

— Как я уже говорил, сейчас актуален режим строгой экономии, сокращения всех непродуктивных
затрат, отказ от офиса, если возможно, переключение на удаленные продажи через интернет, подключение к службам удаленной доставки, активное осваивание методов собственноручного (без больших маркетинговых бюджетов) продвижения продукции в интернете. Бизнес-инкубатор Финансового университета при Правительстве РФ в этой связи запустил целый ряд бесплатных актуальных мастер-классов: «Азбука продающего сайта», «Финансовый рост компании за счет бизнес автоматизации», «Эффективное взаимодействие с системами автоматизации бизнес- процессов», «Фотография — лицо бизнеса», «Управленческий аудит бизнеса в условиях кризиса».

— Какие расходы предприятия важно оставить?

— Необходимо по максимуму сохранить продуктивный персонал, при этом все-таки, скорее всего, придется оптимизировать зарплатный фонд, но важно дать возможность сотрудникам хоть как-то выжить в текущий период, даже если они напрямую не связаны с приносящей доход деятельностью. Сократить следует в первую очередь все непродуктивные и необязательные расходы на период самоизоляции: аренда офисов, закупки материального обеспечения, оплата телекоммуникационных услуг. Ну и понятно, что предпринимателям до разрешения ситуации не стоит во что бы то ни стало стремиться к получению каких-либо прибылей сверх того, что необходимо на текущее потребление и обеспечение семьи в спокойном режиме. Это называется социальной ответственностью бизнеса.

— Сколько времени потребуется на восстановление бизнеса, чтобы достичь хотя бы уровня
начала года? Какие шаги могут помочь в этом процессе?

— Восстановления, как принято говорить, по V-образной модели, на мой взгляд, не будет. Времени на восстановление связей и потребительской активности потребуется гораздо больше, чем на их разрушение. Все шаги, которые могут помочь в ускорении процесса восстановления, мы обсудили в начале нашего диалога, и они касаются прежде всего действий правительства РФ и руководства страны. Со стороны бизнеса нужно осознание коллективной ответственности и переход к реальной взаимной поддержке, особенно от крупного бизнеса малому и среднему.

— Каким вы видите бизнес будущего периода, послекарантинного? Изменится ли что-нибудь
принципиально?

— Да. Изменится все. Как мы уже говорили, идет новый технологический (облачный) уклад, который сделает мир уже не таким, каким он был. Перемещение между странами станет не таким простым, как раньше, глобальная экономическая система будет четко фрагментирована. Почти все страны с развитой экономикой активно перейдут на то, что называется «жизнь в облаке», все тенденции в маркетинге, продажах и даже производстве будут связаны с цифровизацией и облачными решениями. Будут активно развиваться искусственный интеллект и нейронные сети. Кризис подтолкнет развитие человечества и ускорит сопутствующие процессы.

Евгения Гладущенко

Антон Бабчук - музыкант и детский писатель

Фронтмен краснодарской группы "Вдруг" Антон Бабчук выпустил "Пиратскую азбуку" для детей. Сайт "Деловой газеты.Юг" поговорил с музыкантом и писателем о том, как совмещать два увлеч...

Смотреть видеосюжет онлайн

Реконструкция Театра защитника Отечества в Краснодаре обойдется в 490 млн рублей

13.08.2020 17:51
В Краснодаре завершить реконструкцию здания Театра защитника Отечества планируют до конца 2020 года
Читайте нас на Яндекс.Новости

На реконструкцию здания Театра защитника Отечества в Краснодаре предусмотрено 490 млн рублей из бюджета региона. Из этой суммы 359 млн рублей направлены на реставрационные работы, сообщает пресс-служба администрации Краснодарского края.

Как отметили в департаменте строительства региона, на объекте культурного наследия регионального значения работают лучшие реставраторы России. Они восстанавливают лепнину, которой уже более 100 лет. В целом в реконструкции здания задействованы 60 человек, в том числе восемь инженерно-технических специалистов. Завершить работы планируется до конца года.

Сейчас специалисты расчищают штукатурные поверхности и обрабатывают лепной декор, докомпановывают архитектурные детали фасада, монтируют пространственную опалубку для перекрытия третьего этажа, усиливают оконные и дверные проемы, ведут закупку инженерного оборудования и лифта. Ранее рабочие уже усилили фундамент и демонтировали кровлю.

Дом офицеров построили в 1913 году, общая площадь здания составляет порядка 4,7 тыс. кв. метров. Здесь располагался совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов, проходил единственный сольный концерт Сергея Рахманинова. В 1921 году Самуил Маршак организовал первый в РФ детский театр. После времен Великой Отечественной войны строение передали Красной армии. В последние годы в здании находились различные секции и студии.

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы