Курсы валют
74.16
87.23

Олег Андросов: Часто дети зовут меня Папа Лис

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
17.07.2020 16:25
Основатель центра детского кино «ЛисАрт» Олег Андросов рассказал сайту «Деловая газета.Юг» о проектах студии и участии в фестивалях международного уровня
Читайте нас на Яндекс.Новости

Центру детского кино «ЛисАрт», созданному Олегом Андросовым на базе его одноименной киностудии, в этом году исполнилось три года. За этот небольшой срок уже снято десять масштабных проектов, многие из которых стали лучшими на престижных фестивалях, в том числе и международного уровня. Олег считает себя счастливым человеком, ведь он делает то, что любит, и любит то, что делает. Как создавался проект и что самое главное в работе детских центров, Олег Андросов рассказал в интервью «ДГ. Юг».

— Олег, в Сети есть фактически все проекты, созданные воспитанниками вашего центра. Лично меня поразила картина «Хэштег» — сюжетная линия, атмосфера фильма, актерская игра, динамика. Как родилась идея ее снять?

— Ежегодно во время летних каникул мы устраиваем кинолагерь на базе детского оздоровительного комплекса «Морская звезда». В 2018 году после летнего кинолагеря у меня возникла идея снять комплекс зимой, не в сезон, — это показалось интересным: летом такие площадки видели все, а что происходит с ними в другие времена года, мало кто знает. Я пришел с этой идеей к ребятам, они ее поддержали. Стали искать ключевую идею, их было много: от покорения Тибета до войны на Марсе — у детей фантазия бурная. Что-то отметали сразу, что-то откладывали на потом, что-то развивали. Нужно было найти объединяющий фактор, который объяснил бы зрителю, почему эти дети оказались вместе.

Нашей воспитанницей была предложена идея, что у героев были одинаковые телефоны. Стали развивать, трансформировали до идеи, что это дети, наиболее зависимые от своих гаджетов. Домашним заданием было придумать персонажей. Так появились ключевые герои. Например, Женя Щербаков придумал образ Пижона, в дальнейшем и сыграл его в фильме. В противовес герою — баловню судьбы нужен был персонаж из бедной семьи. Недалекому персонажу Миле Ливацкой в пару появился умник Егор Алексеевич, тем более что для развязки нужен был человек, который сможет собрать всю информацию воедино, проанализировать и найти выход из ситуации. Умником стал самый младший герой, что добавило картине приятного лирического колорита. Потом обсудили костюмы, распределили роли в съемочной группе. Затем я написал сценарий, ребятам отдал его лишь перед съемкой.

— А почему отдали сценарий накануне съемки?

— На предыдущем проекте я столкнулся с проблемой: дети все гиперот­ветственные, и они попросту зазубрили текст. В результате в кадре появились роботы, твердящие заученные слова. В фильме нужны эмоции, максимальная естественность, поэтому я даю им добро на полную импровизацию. Ведь они прекрасно знают своих персонажей, знают сюжет истории и ее фабулу, потому что сами ее придумали, и, если они что-то скажут не по сценарию, но передадут суть, это вполне допустимо. Единственный, кто получил сценарий заранее, — это Вовочка, который сыграл умника Егора, но только из-за своего возраста: ему физически необходимо больше времени на подготовку. Остальные увидели сценарий за неделю до съемки, фактически перед Новым годом. 2 января в шесть утра мы уже были в лагере и начали работать.

— Что вас привлекает в работе с детьми? Почему решили создать детскую киностудию?

— Тут два момента. Первый — к идее создать студию меня подтолкнул Никита Михалков. Во время съемок фильма «Тренер» Данилы Козловского (я обеспечивал детскую массовку на площадке) мы беседовали с Никитой Серге­евичем, мимо бежали дети, которых я привез, здоровались. Михалков сказал мне тогда: «Я очень часто работал на юге России и всегда подмечал, что там много талантливых детей, но развиваться им негде». Поговорили, и я об этом забыл. Примерно через полгода Первый канал приехал снимать один из своих проектов, меня подключили в качестве ассистента режиссера по актерам, и, помимо прочего, мне поступила заявка на 512 детей, 26 из которых должны быть игровыми, то есть готовы на реплики, отыгрывание каких-то эмоций. Набрать массовку — это не проблема, а вот найти в таком количестве игровых детей, подходящих по типажу, — задача на порядок сложнее. Мы с напарницей объездили весь ЮФО, искали в театральных студиях, по деревням собирали самородков по рекомендациям — одним словом, намучились прилично, но всех собрали. После этого я вспомнил тот разговор с Михалковым. Действительно, у нас есть талантливые дети, но развиваться им негде. Второй момент — я просто им завидую. В моем детстве не было таких студий, где ты можешь погрузиться в мир кинематографа, стать его частью.

— Олег, как вы пришли в киноиндустрию?

— Сначала я получил диплом по специальности «режиссер кино и телевидения», затем ушел в армию. Вернувшись — это были 1998–1999 годы, — понял, что отечественное кино находится в большом упадке. Пришлось сменить профессию: пошел конструктором на мебельное производство, работал там до 2003 года. И вот в 2003 году меня пригласили на региональное телевидение сначала режиссером монтажа, потом эфирным режиссером, в дальнейшем я занял пост программного режиссера, где получил право создавать авторские программы. Нравилось все, кроме заработка, все-таки региональное телевидение — не особо богатая структура. В 2010 году я переехал из Астрахани в Краснодар, опять устроился на мебельное производство. Через некоторое время знакомая предложила поработать бригадиром по массовке на съемочной площадке проекта «Жених» со Светлаковым, я согласился. Взял отпуск, поехал на площадку и так и остался в этой сфере. Съемочная площадка — это волшебное место, своего рода наркотик. Позже появился продюсерский центр, а затем и центр детского кино.

— Сколько детей может обучаться на потоке? Как ведете отбор?

— На данный момент единовременно мы можем принять до 60 детей. Сейчас у нас три отделения, каждое из них рассчитано на две группы по 10 детей. Отбор у нас достаточно жесткий, все, кто хочет к нам поступить, проходят обязательные пробы, где я принимаю решение, берем мы этого ребенка или нет.

— Что ключевое при отборе?

— В первую очередь горящие глаза самого ребенка, его желание, а не желание его родителей. Зачем нам мучить ребенка, лишать его возможности заниматься тем, чем хочет он?

— А можно заинтересовать ребенка миром кинематографа?

— Можно. Именно поэтому мы сделали кинолагерь доступным для всех желающих. За время пребывания ребенок может прикоснуться к миру кино, попробовать себя в разных амплуа. Если ребенку интересно и есть желание учиться, то он потом может прий­ти на пробы. Некоторые дети в кинолагере показывают себя настолько хорошо, что мы их зачисляем в студию без проб.

— В этом году будет кинолагерь?

— Изначально, когда зимой формировали заявку, мы планировали провести его во второй половине июня. Из-за пандемии пришлось перенести на период с 20 по 30 августа. Он однозначно состоится, потому что мы его проводим на территории детского оздоровительного центра, где соблюдаются все нормы безопасности, в том числе и требования Роспотребнадзора, связанные с распространением коронавируса.

— Сколько лет длится обучение? С какого возраста принимаете? Что ребята получают на выходе?

— Мы принимаем детей от 7 до 14 лет включительно, ограничение по верхней планке связано с возрастом окончания школы и поступления в вуз. Базовый курс у нас длится три года, соответственно, если прий­ти к нам в 14 лет, курс завершится в 17, в этот же период ребенок оканчивает школу и поступает в вуз. Мы формируем для каждого ученика портфолио, выдаем сертификат о прохождении обучения, что становится хорошим плюсом при поступлении в профильное учебное заведение. Если ребенок приходит в семь лет, то он может пройти два курса по три года, в результате он получит больше навыков, больше опыта, портфолио у него будет в два раза обширнее. Кстати, в портфолио входят не только съемки в наших внутренних проектах, но и участие в фильмах и сериалах крупных федеральных каналов — это и Первый канал, и канал «Россия», и ТНТ.

— По возвращении с крупной площадки звездную болезнь в багаже не привозят?

— Я бы не сказал, что это частая проблема у нас, мы учим справляться. Всегда следим за поведением и эмоциональным состоянием воспитанников и стараемся на корню это пресекать. Показываем примеры, как звездная болезнь мешает талантливым людям по всему миру.

У нас редко, но бывает другая проблема: после участия в крупных проектах ребенок настолько сильно вживается в роль, что не может из нее выйти. Так было с Женей Щербаковым, который еще пару месяцев после «Хэштега» оставался Пижоном. Тут необходимы были помощь и поддержка, откровенный разговор с ребенком. Встретились, пообщались, в итоге все нормализовалось. Это не только наша проблема, это случается где угодно и с кем угодно, даже со взрослыми актерами, но все решаемо и безболезненно. Главное — общаться, не просто учить, но и поддерживать, советовать, участвовать в жизни ребенка. Многие из воспитанников называют меня Папа Лис.

— Конечно, ведь кино — это волшебный мир, когда актер должен становиться другим человеком, а не просто играть…

— Совершенно верно. Тем более дети смотрят на профессионалов, которые что только ни делают, чтобы вжиться в роль. Мы, педагоги, на то и существуем, чтобы помочь, подсказать, научить.

— Какие ключевые базовые навыки, которые можно применить не только в профессиональной деятельности, помогает развивать ваш центр?

— Помимо базовых навыков, таких как память, сообразительность, быстрая реакция на какие­то действия, мы ставим детям сценическую речь, сценические движения, то есть они учатся ясно и четко формулировать свои мысли, красиво и правильно двигаться. Учим операторскому искусству, которое поможет даже на бытовом уровне. Это жизненный опыт, работа бок о бок с людьми, которых ты еще вчера видел на экране телевидения.

— А есть уникальные навыки?

— У нас, помимо актерского мастерства, есть базовый курс кинорежиссуры, операторского искусства и сценарное искусство — те дисциплины, которые есть только в киношколах. Вот сценарное искусство, кстати, хорошо детям помогает в общеобразовательной школе при написании сочинений. Развиваются фантазия, наблюдательность, мышление, аналитические способности.

— «ЛисАрт» — это проект для денег или для души? Как трансформировалась за время работы бизнес-модель?

— В детском творчестве априори говорить о деньгах сложно. Поэтому с самого начала бизнес-составляющая проекта была на втором плане. Экономика складывается так, что родители оплачивают только репетиционные часы, а вся практика — съемка проектов — уже полностью проводится за мой личный счет. И так получается, что каждый последующий проект на порядок дороже предыдущего. Изначально я ориентировался на количество учеников: чем больше воспитанников, тем больше прибыль, тем дороже и качественнее съемки. Пока приходится деньги на съемки одалживать (улыбается). Такая ситуация была с «Хэштегом» — занимал, потом постепенно отдавал, с «Мякишем». И это несмотря на то, что все профессионалы, работающие на площадке, не берут ни копейки гонорара. Как говорит мой бухгалтер: «Олег, ты замечательный творческий человек, но бизнесмен ты так себе». Поэтому сегодня детская творческая школа — это хобби, которое позволяет мне заниматься любимым делом.

— Какая цель у вашего проекта?

— Если говорить о «Лис­Арт» в моей жизни — это и есть моя жизнь. Если говорить локально — это дать знания, опыт, дать талантливым детям шанс реализоваться. Надеюсь, что для кого-­то обучение станет трамплином в хорошую взрослую жизнь. Есть глобальные цели: хочу увидеть своих воспитанников на красной ковровой дорожке в Каннах.

Евгения Гладущенко

Андрей Горелов, производитель фитнес-тортов

Бывший фитнес-тренер Андрей Горелов рассказал, почему решил заняться производством "тортиков для фитоняшек", а также о поиске инвесторов и планах по завоеванию Запада

Смотреть видеосюжет онлайн

Власти Крыма выплатят семьям погибших в ДТП по 1 млн рублей

Власти Крыма направят семьям погибших и пострадавших в ДПП с краснодарским микроавтобусом материальную помощь
Читайте нас на Яндекс.Новости

Власти Крыма направят материальную помощь из республиканского бюджета семьям погибших и пострадавших в дорожной аварии под Белогорском 31 июля, сообщает пресс-служба Главы Республики Крым.

Уточняется, что семьям погибших в ДТП будет выплачено по одному миллиону рублей. Пострадавшим, которые получили травмы тяжелой и средней степени, направят по 500 тыс. рублей. Те, кто получил легкие травмы – по 200 тыс. рублей.

Как сообщал сайт «Деловая газета.Юг», дорожная авария произошла 31 июля около 5 часов утра на трассе «Таврида» в районе поворота на село Русаковка Белогорского района. Микроавтобус Mercedes Sprinter, следовавший из Краснодара в Симферополь, столкнулся с КамАЗом. В момент аварии в автомобиле Mercedes было 15 человек. В результате ДПТ погибли девять человек.

Отмечалось, что пассажирами микроавтобуса были жители Краснодарского края, Хабаровского края, Ханты-Мансийского автономного округа и Крыма.

По факту ДТП в Крыму с участием микроавтобуса из Краснодара возбудили уголовное дело по ч 5 ст. 264 УК РФ (Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц).

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы