Курсы валют
75.81
89.89

Арт-бизнес на доверии: можно ли в Краснодаре заработать на искусстве

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
19.11.2020 14:51
Директор художественной галереи Татьяна Ларина рассказала о том, сколько стоят картины кубанских художников и можно ли в Краснодаре заработать на искусстве
Читайте нас на Яндекс.Новости

Почему Краснодар — один из самых крупных центров изобразительного искусства на юге России и почему он не уступает Москве? Сколько стоят картины художников Кубани? Можно ли заработать на искусстве в нашем городе? Почему во время пандемии выросли продажи в этой сфере? На эти и другие вопросы «ДГ. Юг» отвечает Татьяна Ларина, член жюри международного конкурса графики UNI Graphica, директор одноименной галереи.

— Сейчас многие направления культуры фактически выживают, что происходит в изобразительном искусстве?

— У нас ситуация другая. Под действия ограничительных мер из-за пандемии фактически попали только вернисажи, куда приходило много людей. Галереи не являются местом массового скопления людей — только на открытие выставки приходит больше 50 человек, а в обычные дни — максимум несколько посетителей.

Что касается художников, то можно говорить об увеличении продаж картин во время распространения коронавируса и введения режима самоизоляции. При этом закон не нарушался — все контакты происходили в Интернете. Особенно ярко это было видно по закрытой группе в Facebook «Шар и крест», созданной известным коллекционером Максимом Боксером в начале апреля как «место взаимовыручки художников, торговцев и коллекционеров» со всей страны, в том числе и с Кубани. Попасть в нее можно только по приглашению участников. Сейчас в ней более 11 тыс. человек и огромная очередь на вход. 

Объяснить этот феномен скачкообразного увеличения интереса к изобразительному искусству никто не может, самое близкое — у людей появилось свободное время, которое они попытались заполнить изучением работ художников. Некоторые из них настолько понравились, что их захотели приобрести. Но думаю, все проще. Просто некоторая часть ценителей с деньгами в нашей стране решила вложиться в перспективных мастеров. Это как раз и подтверждает появление «Шара и креста», где работы известных художников можно приобрести по выгодной цене. Хорошее время для бизнеса, не более.

— Художники смогли улучшить свое благосостояние?

— Если говорить о большинстве художников, то, как они мне говорили, у них ничего не изменилось, жили в том же ритме. У кого-то получалось продать свои работы, у кого-­то — нет. Единственная проблема была в материалах: было сложно купить из-за того, что все магазины этого профиля были закрыты.

— Есть мнение, что галерейный бизнес в Краснодаре умирает. Это действительно так?

— В 2017 году в городе был всплеск интереса к такому роду деятельности. Открылось сразу четыре галереи, если не ошибаюсь. Все они уже благополучно закрылись. Наша как открылась в 2013 году, так стабильно и работает. Мы даже запустили багетную мастерскую с современным оборудованием.

— А в чем причина падения интереса к этому бизнесу?

— Я не знаю причин. Возможно, что-то не получилось, как хотели, не смогли выработать алгоритм своей работы. 

— Как работает галерея? 

— Если брать классическую схему, практикуемую в таких больших городах, как Нью-Йорк и Москва, то там каждое учреждение подобного рода имеет свой пул художников, которые продают свои работы только через него. Условия бывают разные: некоторые мастера продают через галерею только живопись, а графику — самостоятельно, другие реализуют картины в Москве только через галереи, а по стране — на свой страх и риск.

Но эти схемы сейчас не всегда жизнеспособны из-за бурного развития соц­сетей, где также можно найти и контакты художника, и его работы. Мы изначально отказались от схем больших городов — очень странно продавать картины автора через галерею, когда он живет через дорогу и мы все друг друга знаем не один год. Я делаю выставки художникам, за это они отдают какие-то свои работы, которые я продаю по той же цене, что и авторы. Картины эти являются уже моей собственностью, я не занимаюсь посредничеством между автором и покупателем. У нас при багетной мастерской есть салон, где и продаются картины. Производство у нас премиум-класса, поэтому к нам приносят дорогие работы люди состоятельные, которые заодно и приобретают живопись. Вот так работает галерея Ларина.

— А как сейчас зарабатывают художники? Они сами ищут покупателей через знакомых и друзей, используют соцсети, галереи, вернисажи?

— Да все вместе, конечно. Но без галерей они не могут обойтись, потому что мы с помощью своих мероприятий представляем, рассказываем, показываем работы, рост художников. С нашей помощью о них узнает максимальное количество людей. Выставка талантливого человека — это и хорошая информация для тех, кто совершенно свободно может прийти и познакомиться с современным изобразительным искусством. Некоторые из них решат приобрести картину у самого художника, но впервые они увидят его именно в галерее. 

— А много ли на Кубани живет успешных, известных не только у нас художников?

— Не скажу, что много, но, безусловно, они есть. Это входящие в группировку ЗИП, Константин Лупанов, Виктор Пономаренко из Анапы, Владимир Мигачев — много, всех не перечислишь. Кстати, Константин Лупанов, выставка которого недавно состоялась у нас, известен в России, он также часто выставляется в Мос­кве, Санкт-Петербурге, его работы очень ценятся. Все наши известные авторы участвуют во всех крупных арт-ярмарках. Их немного, но они сделали Краснодар крупным центром современной живописи на юге России.

Часть наших художников бедствует по разным причинам, чего уж тут молчать. Они пишут в основном какие-то простые вещи, которые и продаются проще, но и недорого. Еще один минус — они не попадают в галереи именно из-за своего формата. Наших посетителей вряд ли заинтересует натюрморт с тыквой или акварель с букетом цветов. Но и у такого направления тоже есть свой покупатель.

— Что сейчас пользуется спросом, имеет коммерческий успех?

— Живопись всегда пользовалась и будет пользоваться спросом. Труднее продать что-то из современного, что не понимают. Самое главное, чтобы у художника было запоминающееся изобразительное лицо, характер, нечто присущее только ему. 

— Каков разброс цен сегодня на рынке изобразительного искусства Краснодарского края?

— Акварель могут продать от 500 до 5 тыс. рублей, холст, масло — от 50 тыс. рублей до 5 тыс. евро. На самом деле художественный рынок Кубани ничем не уступает Москве и Санкт-Петербургу и по определенным позициям даже лучше. Здесь очень много качественных художников, которые востребованы не только в крае. Немало краснодарских живописцев работает в Москве и здесь бывает наездами.

— Турпоток как-то стимулирует местных художников?

— Это одна из ниш нашего рынка. Картины покупают в трех случаях: для оформления интерьера, в виде подарка или себе в коллекцию. Вот этот третий покупатель будет разбираться в живописи, графике. Все остальные будут приобретать что-то на уровне покупки сувенира или потому что просто понравилась работа. Им не важна художественная ценность. Большую роль в этом играют туристы, приезжающие на курорты Краснодарского края.

Мне эта тема неинтересна в плане бизнеса, есть другая идея — открыть небольшой магазин живописи и сопутствующих товаров. Кстати, последние приносят иногда даже больший доход, чем сами работы именитых мастеров. В этом магазине будут картины от известных или очень хороших художников в миниатюре и по доступной цене.

— А сколько всего в крае профессиональных художников, которые пишут для продажи, зарабатывают на этом?

— Это смотря кого считать художником. У нас образовательные учреждения выпускают каждый год массу подготовленных людей, но то, что в большинстве своем они делают, язык не повернется назвать произведениями искусства. Очень много дизайнеров что-то пытаются выложить на холст или бумагу.

По моим оценкам, у нас есть не менее 50 человек — крепких профессионалов, которые пишут востребованный  продукт, имеют достаточно стабильный заработок, их хорошо знают специалисты.

— А есть у нас площадки, где художники могут выставляться?

— Да сколько угодно. В городе много помещений, где можно провести персональную выставку, заплатить надо только за аренду. На безвозмездной основе — нет площадок. У нас был в 90-х годах свой Арбат, где собирались художники, писали портреты. Сейчас этого уже нет, да и те люди не придут туда. Будет ли это как-то делать новое поколение — неизвестно: новое время, новые художники… Теоретически это возможно на ул. Красной в выходные, это может быть интересно.

— В советское время художники получали заказы от государства на оформление остановок, магазинов, домов культуры, клубов, библиотек и имели стабильный заработок. Возможно ли возрождение подобного в наше время?

— ...И ведь по таким заказам часто создавались оригинальные, интересные авторские проекты. Не всем дано писать шедевры, а художники имели заработок, не бедствовали, как сейчас. При таком обилии безвкусицы в оформлении, архитектуре было бы логичным нанимать как можно чаще профессионалов изобразительного искусства, пусть даже для создания эскиза баннеров на тех же заборах, внешнего оформления улиц, детских садов, школ. Вариантов, на самом деле, много. Вот только не приглашают, обосновывая это экономией средств, скудностью бюджетов и т. д. — обычным набором, в общем. К сожалению, ушло то время, когда был заказ от властей, когда в процессе простой подработки создавались многофигурные шедевры, уникальные мозаики. Тогда существовали идеология, определенная линия, логика, цель.

— Что вы можете сказать в целом об изобразительном искусстве в нашем крае?

— Оно достаточно четко сегментированное и разнонаправленное по стилям. Есть представители самого большого по численности декоративного направления — это те, кто пишет натюрморты, пейзажи, портреты на заказ. Есть современные авторы, работающие в стиле реализма, импрессионизма, графики, есть те, которых объединяет культурный центр «Типография», несколько арт-группировок. У нас нет пока представителей новых течений типа art insane, но есть люди, а именно куратор из Краснодара, который стал организатором фестиваля в этом направлении. Люди подобного плана, уже вошедшие в тему, есть, значит, появятся и художники. 

— Как повлияют нынешний экономический кризис и волны пандемии коронавируса на рынок живописи в крае?

— Богатые люди, приобретающие картины, были и будут. Возможно, поменяются только личности — на место ушедших придут новые. Есть, правда, категория коллекционеров, которые в галереях только смотрят, а затем самостоятельно находят художников и покупают напрямую другие их работы.

— У художников больших городов есть свои промоутеры, агенты, арт-дилеры, пиарщики. В Краснодаре это тоже есть?

— Я пока не знаю о таких командах, обычно все эти функции или часть из них на себя берут галереи. Что касается длительных деловых взаимоотношений галереи с художником, то здесь российское законодательство очень несовершенно, правовые нормы, которые есть, не работают — или просто нет необходимых. Все основывается на личных взаимоотношениях. Можно сказать, что это бизнес на доверии.

Егор Никитин

Деловая Газета.Юг

Дмитрий Набока, владелец тату-студии NBK Tattoo Collective

Владелец тату-студии NBK Tattoo Collective Дмитрий Набока рассказал о том, как начать бизнес без кредитов и инвесторов, можно ли стать профессиональным татуировщиков без художестве...

Смотреть видеосюжет онлайн

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы