Курсы валют
63.77
69.09

В Краснодаре ЦСИ «Типография» официально откроют на новой площадке

27.01.2020 16:47
В Краснодаре 9 февраля состоится официальное открытие центра современного искусства «Типография» на площадке бывшего завода ЗИП
Читайте нас на Яндекс.Новости

В Краснодаре центр современного искусства «Типография» 9 февраля официально в постоянном режиме начнет работу на новой площадке - в одном из корпусов бывшего завода ЗИП по улице Зиповской. Об этом сообщают в пресс-службе «Типографии».

Над архитектурным проектом нового пространства трудилась московский архитектор Полина Литвиненко, ранее работавшая в составе бюро FORM над офисом и мастерскими Музея современного искусства «Гараж».

«В здании остались элементы разных эпох — столовой завода ЗИП и офиса компании «Орифлейм», к которым мы отнеслись с равным вниманием, - рассказала Полина Литвиненко. - Например, потолок выставочного пространства - бывшего заводского обеденного зала - покрывают матовые алюминиевые панели. А за подшивным потолком офиса обнаружились пространственные фермы конструктивной системы «Кисловодск». Выкрашенные в белый цвет они украшают пространство фойе. Офисные стеклянные перегородки тоже интегрированы в новый проект - за ними расположилась библиотека».

На территории ЦСИ «Типография» обустроили выставочный зал, лекционный зал с современными проектором и звуковой системой, галерея RedGift, библиотека и архив современного искусства Краснодара. Также предусмотрены помещения под мастерские для художников, зоны отдыха. В ближайшее время в центре начнет работать кафе и книжный магазин.

В день официального открытия «Типографии» здесь представят выставку «Море волнуется раз». Это коллективный проект 25 художников и художниц, связанных с Краснодаром и «Типографией». Так, участие в проекте приняли представители группировки ЗИП, группы Recycle, Людмила Баронина, Пасмур Рачуйко, Алина Десятниченко и др.

Как сообщал сайт «Деловая газета.Юг», о том, что краснодарская «Типография» может сменить площадку стало известно в конце марта 2019 года. Один из основателей центра Николай Мороз тогда сообщил, что арендодатель помещения по ул. Рашпилевская, 106, где находился центр, увеличил стоимость аренды в два раза. О переезде на улицу Зиповскую было объявлено в начале июля.

«Типография» позиционирует себя как единственная площадка в Краснодаре, которая последовательно занимается развитием и популяризацией современного искусства и культуры. Центр был основан в 2012 году меценатом Николаем Морозом и группировкой ЗИП.

В «Типографии» регулярно открываются выставки, проходят лекции и кинопоказы, работают детская творческая лаборатория, Краснодарский институт современного искусства и галерея RedGift. Работа ЦСИ направлена на развитие локальных творческих сообществ и их взаимодействие, отмечается на сайте организации.

В 2017 году Международная ярмарка современного искусства Cosmoscow назвала краснодарский культурный центр «Типография» институцией года.

Артём Гаврилов, основатель детского киберспортивного лагеря Dota2Camp

Артём Гаврилов, основатель детского киберспортивного лагеря Dota2Camp, который второе лето работал в поселке Сукко в Краснодарском крае, рассказал сайту «Деловая газета.Юг» о целях...

Смотреть видеосюжет онлайн

Станислав Кузнецов: Сбербанк сегодня защищает клиентов от мошеннических атак в 97% случаев

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
18.02.2020 15:19
Заместитель председателя правления Сбербанка Станислав Кузнецов рассказал, как банк борется с мошенничествами методом социальной инженерии
Читайте нас на Яндекс.Новости

Зампред правления Сбербанка Станислав Кузнецов – о мошенничестве методом социальной инженерии, защите данных и проблемах Кибербезопасности.

– Выросло ли в прошлом году количество атак на клиентов Сбербанка с использованием метода социальной инженерии?

– Да, примерно на 10%, и это весьма существенный рост в абсолютных цифрах. Мы зафиксировали почти 2,5 миллиона жалоб клиентов на попытки телефонного мошенничества, это почти в 15 раз превышает показатели 2017 года. Нельзя не сказать, что работа правоохранительных органов против этого вида мошенничества улучшилась, но ее явно недостаточно.

– На какую сумму мошенники покушались, сколько им удалось вывести?

Такой цифры по стране у нас нет. По Сбербанку нам удалось предотвратить хищения средств клиентов на сумму чуть меньше 40 млрд руб. Это означает, что мошенники уже выводили деньги, а мы их остановили. Мы разработали собственную систему фрод-мониторинга. По сути, мы сегодня защищаем наших клиентов от подобных атак в 97% случаев. Это очень высокий показатель.

– Вы боретесь с этим только техническими способами или как-то еще?

– Проблема мошенничества методом социальной инженерии наиболее ярко проявила себя в России. В других странах у нее значительно меньший масштаб. У нас старшее поколение относится с доверием к любому телефонному звонку, не допуская, что может звонить мошенник. В 2019 г. тренд на увеличение числа мошенничеств переломить не удалось. Мы прогнозировали этот рост, и наш прогноз, к сожалению, оправдался. Возникает вопрос, как с этим бороться. В моем понимании, нужно сосредоточить усилия на трех направлениях. Первое: правоохранительная система должна гораздо решительнее реагировать на эти случаи. Второе: надо ужесточить законодательство, назначить за этот вид преступления очень серьезное наказание: не год и не два, а существенно больше. И третье: нам точно не хватает киберграмотности, киберкультуры. Всем необходимо научиться безопасно использовать наши девайсы и выработать навыки, которые позволяют не попадаться на уловки мошенников. Всем нам вместе, включая журналистов, надо больше занимается разъяснительной работой. Если применить и скоординировать эти три подхода, можно переломить тренд за полгода.

– Какие меры обсуждают банки, ЦБ, телекоммуникационные операторы, чтобы предотвратить подмену мобильных номеров?

– На уровне Сбербанка мы эту проблему решили – вместе с операторами связи в том числе. Но в целом проблема подмены номеров все равно остается, она связана с техническими особенностями организации связи. Мы знаем, в чем она заключается. Но тут вопрос скорее к Министерству цифрового развития.

– А какого-то общего подхода не выработали?

–Это большая проблема. В нашей стране нет ведомства, которое отвечает за выработку государственной политики в области кибербезопасности Из-за этого мошенники легко находят и используют дыры в нормативном правоприменении. Но телефонное мошенничество – не только подмена номеров, мошенники используют другие инструменты. Например, есть специальные легальные программы для удаленного управления устройствами. Под разными предлогами они вынуждают клиента установить такую программу на его смартфон, и фактически получают полный контроль над чужим девайсом.


– Еще одно направление — это сбор биометрических образцов. Сколько их сейчас у Сбербанка?

– Миллионы.

– Как вы будете их использовать? На банкоматах висят объявления, что скоро можно будет платить лицом.

– В ряде банкоматов уже можно. Эта система работает в части офисов, например, на Вавилова, 19 (центральный офис Сбербанка – «Ведомости»). Если вы сдали биометрию, камера определяет, что вы – это вы, вам не нужно предъявлять паспорт и расписываться в кассовых документах, для подтверждения платежа вместо кассового чека используются ваши биометрические данные..

– В Китае уже и в магазинах лицом расплачиваются. Есть идеи двигаться в этом направлении?

– Мы начали тестировать оплату по биометрии лица на входе в метро, при проведении кассовых операций. Технология уже известна, обкатана, но есть необходимость тестирования ее защищенности от подделок биометрии – это главный вопрос, сейчас мы его решаем.

– Вы видите какие-то проблемы с Единой биометрической системой, оператором которой является «Ростелеком»?

– Решение, которое использует эта система, базируется на таком же решении, как у нас. Решение разработано нашей дочерней компанией VisionLabs. Это достаточно точная система..
Для нас использование биометрии в борьбе с кибермошенничеством – ключевая вещь. Сегодня мошенники используют методы «кражи личности», а при внедрении биометрии возможность «кражи личности» сводится практически к нулю.

– В прошлом году Сбербанк подтвердил утечку данных примерно 5000 клиентов. Завершено ли расследование? Как вы перестроили работу после этой утечки?

– Расследование по этому инциденту полностью завершено. Ранее в своей стратегии мы основные усилия сосредотачивали на предотвращении атак извне. И, конечно, сейчас понимаем, что не учли вероятность предательства со стороны своих сотрудников. Этот случай нас многому научил. Защититься от предательства на 100%, наверное, вряд ли можно, но мы очень стараемся добиться высоких результатов. В конце концов, любой предатель может просто запомнить какие-то данные и сообщить мошенникам. Но техническими способами мы такие возможности закрываем. У нас уже разработаны и продолжают развиваться системы контроля, которые не позволяют пересылать служебную информацию вовне, на свою личную почту...

– А вынести на флешке?

– И это мы тоже контролируем. Записать и вынести на флешке информацию невозможно. Мы доверяем сотрудникам, но считаем, что требования к надежности, соблюдению правил, корпоративной культуре должны быть повышены. Мы требуем соблюдать все правила, установленные в компании и нацеленные на то, чтобы обеспечить надежную защиту персональных данных наших клиентов.

– Появились ли новые виды атак на клиентов банков или на сами банки?

– Абсолютно новых атак, о которых ранее нам было не известно, мы не фиксируем. Скорее, мошенники развивают и совершенствуют свой инструментарий. В прошлом году мы зафиксировали 7 новых организованных преступных групп, о которых ранее не было известно, около 113 миллионов образцов новых вредоносов и техник их применения. Увеличилось число атак на компании нашей экосистемы – так злоумышленники пытались проникнуть в инфраструктуру банка через якобы менее защищенные инфраструктуры. Серьезно выросла мощность DDoS-атак. Не всякая компания может их выдержать. И это большой риск для деятельности бизнеса в нашей стране. Сегодня можно купить DDoS-атаку в теневом интернете, и она может остановить работу компании. В основном это касается малого и среднего бизнеса, но тем не менее.

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы