Курсы валют
71.06
82.62

От ВВП до инвестиций: Александр Полиди о перспективах и рисках экономики

Материал размещен печатным изданием "Деловая Газета. Юг"
28.09.2021 10:04
Краснодарский бизнес-консультант, профессор Александр Полиди рассказал о состоянии российской экономики и прогнозах ее роста
Читайте нас на Яндекс.Новости

Состояние российской экономики и прогнозы ее роста становятся центральной темой осенью в период послеотпускного восстановления деловой активности. Власти ожидаемо заявляют об успехах и стабильном почти процветании, одиозные экономисты-блогеры не менее ожидаемо констатируют приближение  очередного апокалипсиса или, по меньшей мере, затяжного кризиса.

Выхваченные из контекста фразы и разделы аналитических отчетов Центробанка, Минэкономразвития и международных организаций вроде Международного валютного фонда и Всемирного банка вносят свой посильный вклад в околопрофессиональную дискуссию, благо большинство комментаторов или «признанные» экономисты, или как минимум «урбанисты».

Тем не менее, экономика — это уважаемая и достаточно структурированная наука, хотя, говоря по правде, делать прогнозы на будущее с приемлемой достоверностью пока не научилась. Слишком высоко влияние на экономическое развитие стран, регионов и компаний субъективного, человеческого фактора, но он слабо поддается анализу и тем более прогнозированию. 

Истина, как обычно, посередине, и мы постараемся разобраться в том, что происходит или будет происходить в экономике с высокой вероятностью, без истерик, эмоций, а прагматично и взвешенно.

Начнем с того, что любая экономика — это динамично равновесная система, то есть однозначного и однонаправленного влияния экономических процессов на людей, финансы, бизнесы просто не может быть по определению. Следовательно, не бывает однозначно правильной экономической политики: то, что является выигрышем или позитивным трендом для одних экономических агентов, совсем противоположно для других. Это касается абсолютно всего: инфляции, динамики валютных курсов и процентных ставок, величины госдолга и резервов, уровня закредитованности домохозяйств и так далее. Однако есть показатели, которые признаны, хотя и с существенными оговорками, мерилом экономического успеха: ВВП на уровне страны, ВРП на уровне региона и прибыль на уровне компании. 

ВВП — это сумма произведенной в стране добавленной стоимости за период, что на практике выражается в совокупности созданной амортизации, заработной платы и прибыли. С другой стороны, ВВП — это сумма конечного потребления домохозяйств, государственных расходов, чистых инвестиций и экспортно-импортного сальдо. То есть то самое стабильное процветание, о котором так пекутся экономические власти и которое является безусловной основой для всех видов суверенитета и до, и после 2024 года, легко раскладывается на простые составляющие. Именно их мы и рассмотрим как единственно возможную объективную оценку.

Темпы восстановительного роста российской экономики казались выше, чем ожидалось, — с этим не поспоришь. Это мнение не только Росстата, но и Всемирного банка, который не заподозришь в предвзятости оценок. Российский ВВП вырастет в этом и следующем годах, по консенсус-прогнозу, на 3,2 % — это максимум за 11 лет. Правда, к 2023 году запал может иссякнуть и рост вернется к куда более привычным 2,3 %. Максимум, на который рассчитывает Всемирный банк, — это разгон экономики до 4,6 % к следующему году, минимум — до 0,7 %. Вопрос: за счет чего? 

Старое доброе потребление домохозяйств — именно оно, а не инвестиции станет драйвером восстановительного роста. Следовательно, чем дольше сохраняются ограничительные меры, тем более скромными будут темпы восстановительного и последующего роста. Сейчас потребление подталкивает высокий отложенный спрос, подогретый в том числе государственными субсидиями небывало значительной части населения и малого бизнеса. Лучшие индикаторы сказанного — рост цен на рынке недвижимости (в Краснодарском крае цифры доходят до 170 % от допандемийного уровня), восстановление и чистый прирост пассажиропотока российских аэропортов (ожидалось восстановление не ранее 2023–2024 годов). Три крупнейших аэропорта Краснодарского края — Сочи, Краснодар и Анапа — вообще бьют рекорды. Сочи даже вошел в десятку крупнейших аэропортов Европы по пассажиропотоку за первое полугодие, Анапа почти удвоила пассажиропоток, а Краснодар даже без достаточно развитой «международки» уже в июле превысил доковидные соизмеримые показатели.

Что касается ритейла, тут картина более чем привлекательная: по крупнейшим сетям растут показатели и товарооборота, и среднего чека. Прибавим онлайн-розницу — тут вообще прирост измеряется как минимум в 40–50 % по году. 

А что инфляция? Она растет, достигнув максимума за шесть лет: ожидаемый темп составит 7 %, это на 3 % больше таргета ЦБ в 4 %. Но это ожидаемо и вовсе не драматично: повышение темпов прироста ВВП сопровождается повышением инфляции — это абсолютно нормальное явление. Ненормальность в другом: темп инфляции серьезно, более чем в 2 раза, превышает темп прироста ВВП, а это грозит разрушительными последствиями для того же потребления и, конечно, для и так многострадальных инвестиций. Борьба с инфляцией как суперцель для мегарегулятора — ЦБ — очень ожидаемо превращается в ужесточение денежно-кредитной политики, то есть в повышение ключевой ставки до 6,75 % годовых — это тоже максимум за два года. Борьба с инфляцией с высокой вероятностью превращается в борьбу с экономическим ростом: повышение процентных ставок ведет к удорожанию кредитов, плюс окончание льготных «пандемийных» программ для отдельных кредиторов сократит конечный спрос, а это, напомню, ключевой фактор экономического оживления.

Что же с инвестициями? Тот же Всемирный банк ставит их на второе место по важности для роста российской экономики. Тут пока все в стабильно проблемной зоне, хотя не без позитива. Принятые властями точечные улучшения инвестиционного климата в виде сокращения административного и надзорного давления, снятия отдельных регулятивных норм дают скромный эффект, ведь кардинального перелома ситуации в инвестиционной сфере и превращения страны в инвестиционный оазис не произошло. До вожделенных 24 % доли инвестиций в ВВП пока ой как далеко, достигнутые 18 % не хотят сдаваться без серьезных реформ.

Что касается госрасходов, тут точно не стоит ждать щедрости: слишком быстро таяли резервные фонды, распечатанные под антипандемийные выплаты, и очень неудобен бюджетный дефицит. Тут соглашусь: кардинальный рост госрасходов очень чреват разгоном инфляции, ведь, несмотря на все грозные заявления о сокращении роли доллара и повышении роли рубля, до статуса резервной мировой валюты нам очень далеко — уж точно дальше 2024 года и даже 2030-го.

А вот мировая конъюнктура играет российской экономике на руку: цена на газ побила все рекорды в результате наложения климатических воздействий — и природных, и политических. Нефть дорожает, как и металлы, на фоне бурного роста китайской экономики и успешного применения ограничительных межстрановых мер типа ОПЕК+. Как результат — приток валютной выручки в страну и хорошее самочувствие бюджета.

И все же есть два фактора, которые, с моей точки зрения, выглядят решающими в том, насколько устойчивым будет экономический рост и сможет ли он опять же стабильно быть хотя бы на уровне среднемировых темпов в 3–3,5 % годовых.

Единственная отрасль в «мирной» экономике, по которой Россия не находится в состоянии догоняющего типа развития, а состоит в авангарде, — цифровые технологии. Именно на этом рынке в ближайшие десятилетия будут наблюдаться наиболее стремительный рост и жесткая конкуренция. Поэтому именно в этой сфере стоит ждать серьезных и, главное, современных решений государства по улучшению деловой среды до конкурентоспособного мирового уровня. Но это экономическая реальность, которая далеко не всегда совпадает с политической.

Второй фактор — расцвет малого и среднего предпринимательства. Тут, надо отдать должное, государство создало цельную и работоспособную инфраструктуру поддержки и сопровождения. Улучшение регуляторной среды и запрет на бессмысленные изнуряющие проверки дают очень быстрый эффект: после миллиона закрывшихся субъектов МСП в 2020 году наблюдается такой же вал новых открытий. И, самое главное, в этой сфере произошел ментальный сдвиг: государство вроде перестало рассматривать малый бизнес как мутящий воду планктон и стало относиться к нему как минимум нейтрально. В наших условиях это уже большое достижение. 

Итак, несмотря на противоречивость трендов — как рыночных, так и регулятивных, перед российской экономикой уже не стоит вопрос выбора. В нашем случае политика определяет неизбежность улучшения экономической среды и делового климата, ведь за амбиции и признание кто-то должен платить. 

Александр Полиди

Деловая Газета.Юг

Елена Забелина, ведущая финансовых игр

Консультант по финансам Елена Забелина рассказала сайту «Деловая газета.Юг» о том, как она решила применять в своей работе настольные игры, каким образом они помогают повысить фин...

Смотреть видеосюжет онлайн

Пожалуйста подождите, идет обновление страницы