Искусственный – не интеллект и узконаправленный – не университет: что Анатолий Вассерман рассказал на Фестивале науки в Ростове
фото: пресс-служба Южного федерального университета

Искусственный – не интеллект и узконаправленный – не университет: что Анатолий Вассерман рассказал на Фестивале науки в Ростове

Анатолий Вассерман в ходе Фестиваля науки ЮФУ в Ростове-на-Дону рассказал, почему искусственный интеллект на самом деле не имеет отношения к интеллекту

Лекция Анатолия Вассермана «Как наука и технологии выживут в новое время» в рамках трека «Знание.Наука» Российского общества «Знание» стала самым посещаемым мероприятием Фестиваля науки Южного федерального университета (ЮФУ), который прошел 16 сентября на площадках стадиона «Ростов Арена». 

Конференц-зал, в котором обычно Валерий Карпин вместе с футболистами клуба «Ростов» дают послематчевые комментарии, был набит до отказа – ни одного свободного места! Публицист и многочисленный участник телевизионных интеллектуальных игр ответил на вопросы ведущего и гостей встречи, среди которых были студенты и школьники, журналисты и просто интересующиеся наукой ростовчане. 

Фото: пресс-служба Южного федерального университета

Фото: пресс-служба Южного федерального университета

«Деловая газета. Юг» представляет краткое содержание полуторачасовой лекции популяризатора науки, который объяснил, почему нельзя назвать искусственный интеллект интеллектом и как обстоят дела с прикладной наукой в сегодняшней России.

Где наука берет новые знания

Начать разговор ведущий встречи решил с вопроса о том, кто такой исследователь в наше время. На что Вассерман заявил, что исследователь – это человек, которому интересно. А вот что именно интересно – это у каждого свое. 

«Все, что я сам говорю, – это следствие из общеизвестных вещей, — отметил Анатолий Александрович. —  Другое дело, что не всем эти следствия так очевидны, как мне. Поэтому-то кто-то и считает меня ученым».

По мнению публициста, у науки два источника новых знания. Первый – это ее внутренняя логика развития. Каждое новое открытие – это не просто открытие каких-то новых фактов, но и подведение к неким следующим открытиям. 

Так, когда Григорий Перельман отказался получать престижные награды за доказательство решения гипотезы Пуанкаре, он объяснил это тем, что в своей работе опирался на труды многих десятков математиков. Ученый посчитал их роль не менее значимой, чем свою. Второй источник новых знаний – это практика. Если вы исследуете только исходя из внутренней логики, то вы рискуете зарыться в никому не нужные мелочи. 

Отсутствие прикладной науки в стране

По словам Вассермана, в лихие 90-е в нашей стране была уничтожена система прикладной науки – перевода вопросов практики на язык науки и переводов ответов науки на язык практики. Сейчас эту систему понемногу начинают возрождать. Но далеко не всем лицам, принимающим решение в сфере организации науки, очевидна надобность этой системы. 

Так, с октября 1977 по май 1995 года Анатолий Александрович работал во Всесоюзном научно-производственном объединении «Пищепромавтоматика»», где разрабатывал программное обеспечение для свеклосахарных заводов. Еще тогда он вместе с коллегами подшучивал над словами «научно-исследовательский» в названии своей организации. Но и сейчас значение «прикладная наука» ему до конца не понятно. 

«Сейчас на большей части Российской Федерации не существует организованной прикладной науки, исследователям приходится самим думать, как пристроить свои работы к практике и какие вопросы к их работе практика формирует, — отмечает публицист.  Исследователи, занимающиеся удовлетворением личного любопытства за государственный счет, менее полезны для общества, чем люди, целенаправленно интересующиеся, что обществу от них может понадобиться».

Однако, замечает Вассерман, деятельность западных стране вынудила российских ученых к обеспечению полной самостоятельности. Но на этом пути предстоит еще много работы.

Что такое «университет»

При этом Анатолий Александрович высказал отрицательное отношение к идее называть университетом любой вуз.

«Университет – это заведение, где занимаются всем спектром наук: от философии до математики, — подчеркнул Вассерман. — А выражение «технический университет» сразу показывает, что речь идет не об университете».

В свою очередь, считает публицист, именно университетская программа образования наилучшим образом способствует формированию целостной картины мира.

Магнитная левитация лягушек и продвижение науки

По словам Вассермана, наука интересна тем, что заранее невозможно предсказать результат того или иного исследования. Формулировки исследований могут быть непонятными, если не знать, в связи с чем оно проводилось. 

Так, Андрей Гейм, получивший Нобелевскую премию по физике за открытие графена, получил Шнобелевскую премию за исследование магнитной левитации лягушек, то есть возможность их подъема и удержания магнитным полем. По словам Вассермана, Гейм изначально занимался исследованием левитации парамагнетиков, а лягушки «просто оказались под рукой».

Фото: пресс-служба Южного федерального университета

Фото: пресс-служба Южного федерального университета

«Не все исследования дают серьезные результаты, предсказать их заранее невозможно. Поэтому в начале 2023 года я выступил в Государственной Думе с мнением, что грантовая поддержка науки, нацеленная на поддержание конкретных направлений, кажущихся интересными, в конечном счете, разрушительна, — подчеркнул Вассерман. — Наука должна продвигаться максимально широким фронтом. Давно замечено, что самые интересные находки – на стыках направлений. Поэтому направление, вырвавшееся вперед, может лишиться поддержки».

По его мнению, без подпитки других направлений науки популярные сферы рискуют заглохнуть. Это стало следствием того, что, например, квантовые вычисления получили покровительство «Росатома».

Искусственный, но не интеллект

Анатолию Вассерману в своей практике часто приходилось отмечать, что то, что сейчас называют искусственным интеллектом – не интеллект вовсе. В этом вопросе публицист опирается на мнение советского философа Эвальда Ильенкова, который на основе опыта работы Сергиево-Посадского дома-интерната сделал выводы о механизме развития интеллекта. 

«Интеллект развивается благодаря взаимодействию с окружающим миром: вы мысленно строите модель чего-то, на основе этой модели решаете что-то сделать для получения желаемого результата и смотрите, как было задумано и что получилось. По получившейся разнице вы эту модель корректируете. Так постепенно совершенствуются модели», -рассказал Вассерман.

Однако то, что сейчас называется искусственным интеллектом, учится на массивах данных, подобранных людьми и классифицированных людьми. Результаты оценивают люди, а не сама эта система. Как только задачу, относимую к искусственному интеллекту, удается решить, то сразу ее оттуда вычеркивают – она решается естественным путем, а не искусственным.

«Полноценный интеллект развивается на основе остального окружающего мира, -подчеркнул публицист. — Мы создаем искусственный интеллект не для того, чтобы засунуть его в естественное тело. Искусственный интеллект будет находиться в искусственной системе и взаимодействовать с окружающим миром иначе, нежели естественный. У него будут другие датчики и средства воздействия на окружающий мир. Даже если мы создадим искусственный интеллект, подобный естественному, замерим процессы в человеческом мозгу и смоделируем их на компьютере, дальше этот интеллект будет развиваться иначе. Он будет нуждаться в иных ресурсах, он не будет конкурентом человеку».

При этом искусственный интеллект не хуже естественного поймет полезность взгляда с разных точек зрения, обмена результатами этих взглядов. Так, сейчас существуют радиотелескопы, вынесенные далеко от орбиты и работающие в паре друг с другом и наземными радиотелескопами. 

Научные знания становятся более компактными

Анатолий Вассерман проследил тенденцию «компактизации» науки, перевода ее в компактную форму. Так, с древнейших времен накапливались факты об электрических и магнитных явлениях. На рубеже 18 и 19 веков накопилось несколько десятков формул, названных их открывателям – Закон Ома, Закон Ампера… В середине 19 века Максвелл сумел свести все это многообразие к двенадцати дифференциальным уравнениям. Затем в начале 20 века Хэвисайд предложил новый математический формат, представив двенадцать уравнений в виде четырех уравнений в векторной форме. 

«Эти уравнения включают колоссальный объем фактов, накопленных в этой сфере за все время. Они описывают все, связанное с электричеством и магнетизмом. Дальнейший прогресс связан с появлением квантовой механики и теории относительности, которые внесли много нового в понимании этих уравнений. Рано или поздно появится набор уравнений, описывающих также многообразие гравитации», — уверен популяризатор науки.

По мере расширения знаний формат представления научных знаний сокращается. Поэтому-то и проблем с изучений новых научных открытий пока не предвидится. Также не случится ситуации, когда новые открытия появляются быстрее, чем мы их осваиваем, успокоил ростовчан Анатолий Вассерман.

Новости