фото: freepik.com

Пять дней с Ольгой Шадриной: как работают частные детские сады в Токио

Как устроена система частного дошкольного образования в Токио (Япония), читайте в авторской колонке педагога-психолога, общественного деятеля, руководителя частной школы «Счастливое детство» Ольги Шадриной

Маленький Рю родился в семье с русской мамой и папой-японцем. Именно поэтому в его жизни есть два детских сада: Adumano Kindergarten в Токио и «Счастливое детство» в Краснодаре. Жизнь малыша наполнена интересным опытом образования с самого рождения в двух разных концепциях. Мы собираем чемоданы и летим в Токио, где семья Рю обещает помочь нам выжить в джунглях бетонного мегаполиса.

В Токио проживает свыше 20 миллионов жителей. Он удивляет своей внутренней компактностью, строгим порядком, гигантским метрополитеном и only one size в магазинах. Еще интересное наблюдение: женщины носят обувь на размер, а то и два больше. Это видно, когда нога вылетает из башмака, а тот догоняет ступню хозяйки быстрым хлопком. Спрашивала — почему? Не говорят, видимо, натерпелись многие века, когда была мода на миниатюрную женскую ножку, а девочкам чудовищным образом ее в детстве формировали в нужный размер и форму.


фото: freepik.com

Японцы ведут размеренный образ жизни, каждый их день похож на вчерашний и мало будет отличаться от завтрашнего. О жизни Токио в другой статье, а сегодня нас встречает частный детский сад Adumano Kindergarten в районе Yokohama shi Asahiku.

Частных садов в Японии очень много, возможно, даже больше, чем государственных. Сады делятся на две категории: там, где только уход и присмотр — Хойкуэн (он, как правило, работает до 18:00) и сад с образовательной деятельностью, подготовкой к школе — Ётиэн (такие сады, в основном, работают до 14:00).

Садом, в который ходит Рю, руководит семья уже более 70 лет.

Сад можно открыть только там, где его разрешено строить по плану города. Открыть в любом месте невозможно, как и все остальное. Каждый сантиметр земли утвержден и расписан по своему предназначению.

фото из личного архива Ольги Шадриной

Большая территория детского сада, который всегда был частным, в основном имеет естественное покрытие – песок с землей. В центре — большой стадион и несколько двухэтажных зданий вокруг него. Небольшая парковая зона — настоящий парк с естественным ландшафтом, никаких фантастических конструкций или пластиковых покрытий; все приближено к природным условиям. На территории есть собственный зоопарк. На входе в группы — открытые навесы с кранами для умывания и питья. Смотря, куда ты повернешь краник: вверх — можно пить, вниз — можно мыть руки (рядом висит мыло в сеточке). Стоят полки с чешками — кожаные тапки детских и взрослых размеров. Малыши спешат в группы, все одеты в одинаковую форму, на спине одинаковые по размеру рюкзачки. На входе они переобуваются в чешки, надевают кепку своей группы и спешат к началу занятий. В каждой группе стоит свое пианино, и воспитатель каждой группы владеет инструментом. Невидимый дирижёр взмахнул палочкой, и одновременно из каждой группы звонко рассыпались приветственные речевки и переклички.

фото из личного архива Ольги Шадриной

В Японии нет понятия «личность (человек)», есть понятие «среди людей», говорит мама Рю. Это значит, что ребенок всегда будет рассматриваться с точки зрения части команды, а не как отдельно взятая личность. А так хочется, чтобы видели и его личность, говорит Ольга, я за это люблю наши российские сады, там это есть.

Я спрашиваю у японских коллег: «Скажите, говорят, что до 5 лет в Японии ребенку можно все?». Они смотрят на меня одобрительно и кивают. «Да, посмотрите, видите, ребенок, как обезьянка, может висеть на воспитателе, ему это разрешено». И я действительно наблюдаю, как пару малышей с двух сторон повисли на воспитателе волонтере (видимо, студент).

Я понимаю, что это не то, о чем я думала, но продолжаю наблюдать за работой сада. Через определенное время становится очевидным, что то, что «можно все» по-японски, это «строжайшая дисциплина» по-русски. Дети, все как один, выполняют определенные упражнения, проговаривают и подкрепляют движениями правила. Все похоже на работу часиков, где каждый винтик сложного механизма точно знает, куда ему крутиться, прочно связан со всеми.

В саду у Рю дети не спят, сад работает с 09:00 до 14:00, и обед в 12:00. Есть продленка, она оплачивается отдельно. Надо сказать, что по стоимости нам не смогли назвать точную цифру, так как стоимость рассчитывается индивидуально, в зависимости от дохода семьи. Это интересный подход к ценообразованию, но забирать этот опыт с собой в Россию я не буду. Я просто не представляю, чтобы в России руководитель частного сада сказал: «О, у вас Bentley, значит, с вас двойная стоимость!». Хотя здесь, скорее всего, идет речь о доступности для всех обязательного образования. Чем меньше доход семьи, тем больше за него доплачивает государство, и наоборот.

фото из личного архива Ольги Шадриной

Я спрашиваю про проверки, лицензию, штрафы. Мой любимый вопрос. Видимо, наболело.

В России непредсказуемо нестабильное положение социального бизнеса. Всему виной могут быть элементарные проверки, решения властей, судебные истории с коммунальными службами и еще очень многие возможности большого регулирующего маховика давления на бизнес.

Но вот уже вторая страна, где плохо понимают, что я от них хочу узнать: «Нас может проверять администрация города и департамент. Но главный проверяющий — это родитель». И это притом, что японская мама вынуждена не работать, потому что опаздывать в детский сад нельзя, не прийти на общее мероприятие нельзя, не принести сваренный рис ребенку в сад нельзя, и этих нельзя очень много. А если ты решишь высказать свое недовольство, тебя достаточно быстро поставят на место: не поймешь — просто выгонят из сада. А это пятно на репутации, в другой хороший сад уже не примут. И мне вспоминается история, когда одну маму из японского сада отучали спать по выходным. К ней рано утром приходила делегированная мама из родительского комитета с детьми и находилась у нее в гостях в утреннее время в выходные дни.

Сады в Японии разные: попасть в них одинаково непросто, хоть в самый элитный, хоть в самый дешевый. В выбранном саду с вами, как с родителями, будут проводить собеседование, если вы их устроите, вашего ребенка примут в данный детский сад.

фото: freepik.com

Я представила, как наши родители пойдут на собеседование в сады. Уверена, многие не прошли бы его, особенно по японским меркам. В Японии сразу бросается в глаза готовность родителей исполнить любое поручение детского сада, а в школе они даже делают сами уборку помещений. В элитных частных школах уборку делают дети. Очень своеобразно, но я видела родителей: они точно так же, как и дети, побаиваются недовольства педагогов и стараются быть очень прилежными. Нравится ли мне это? Конечно! Все сложности рождаются там, где есть противоборство, доказывание обратного, желание иметь влияние. А здесь все понятно: пункт №1 — сад всегда прав, пункт №2 — если сад не прав, читай пункт №1.

Другими словами, дошкольное образование совсем не место для выяснения отношений между родителями и педагогами. Первое его предназначение — это воспитание, образование и развитие ребенка посредством взаимодействия педагог — ребенок.

Детей в Японии рождается мало, технологии стремительно развиваются, население Страны восходящего солнца стареет с угрозой исчезновения. В последнее время власти страны обеспокоены данной ситуацией и, конечно, ввели программы по рождению двух детей в семье, но всем привычно жить как прежде. В основном в японских семьях не более одного ребенка. Каждая семья желает, чтобы у их единственного отпрыска была блестящая карьера. Поэтому к вопросам образования здесь подходят с высочайшей степенью ответственности. На вопрос про лицензию тоже приходится разъяснять. Коллеги из японского сада понимают, о чем речь, и заявляют, что лицензия саду не нужна, все требования только к педагогам. Они должны сперва выучиться, потом пройти обследование (видимо, медицинское. прим. автора), потом получить разрешение на работу педагогом, и только в этом случае будут допущены к работе с детьми.

М-да, какая прелесть!

Лицензия не нужна, потому что соответствует педагог. Нравится? Да! Забрать с собой не смогу. Навряд ли возможно сдвинуть такую махину, как лицензионный отдел. Ладно, буду просто радоваться за японцев. Итак, подведем итоги: проверки в японских садах носят номинальный характер. Лицензию сад получать не должен, каждый педагог должен иметь диплом и допуск (разрешение) к работе. Педагогов не хватает, как и в России. Вот уж международная проблема. Зарплата у педагогов считается низкой в стране — 285 тыс. йен, это примерно 160 тыс. рублей. У молодого специалиста в Японии она ниже, чем у более опытного. По российским меркам, это неплохая зарплата. Для сравнения: средняя зарплата воспитателя в российском саду колеблется от 20 тыс. до 50 тыс. рублей.

В детском саду Adumano в основном воспитатели — женщины, но среди молодых студентов-волонтеров есть мальчишки. Педагоги все очень приветливые и улыбчивые, я не увидела строгости или наказаний. Спрашиваю: как вы наказываете ребенка и за что?

— Если ребенок обманывает или дерется, мы никогда не ругаем его при всех. Мы приглашаем его в кабинет и задаем вопросы: Почему ты так сделал? Как можно исправить ошибку? О чем ты думал, когда это делал?

Вот это мне понравилось, это я заберу с собой. Обстоятельная беседа о поведении с ребенком. Рефлексия или интроспекция поведения. Очень интересно! Я сразу представила себе кабинет японского директора, малыша и взрослых, которые методично разбирают случившее с ребенком, заставляя его анализировать свое поведение и брать ответственность за содеянное. Такой малыш рано научится понимать, из-за чего с ним случаются плохие истории. Конечно, на это нужно время и терпение, но результат стоит этого.

Сегодня в саду спортивный праздник, стадион ожил, за несколько минут нанесли разметку, родители собираются, их много, дети собраны в группах. Звучит сигнал к построению. Выходят все, рыдает малыш, вероятно, недавно пришедший в сад, к этому относятся все спокойно, никто не пытается его увести, взять на руки, видимо, это часть того, что входит в «можно все».

В составе группы вижу ребенка с ДЦП, он вместе со всеми, рядом приставлен взрослый, помогать ему во время спортивных эстафет. Инклюзия есть, но он один такой, а в саду 9 групп и 195 детей и один малыш с ограничениями по здоровью. К нему все относятся с желанием поддержать, чтобы он был вместе со всеми, такой же, как все. Это ценно, иметь право не быть отдельной категорией людей. Пусть в мире будет больше любви и сострадания.

Соревнования проходят зрелищно. Проводятся эстафеты. Дети бьют в большие барабаны. Мы любуемся Рю, все-таки наш воспитанник, а значит, семья. Вот любим мы проводить параллель между работой и семьей. Мы семья, а для семьи все самое лучшее. Сейчас осень, дети одеты в шорты и футболки, а на улице не выше 17 градусов. Есть дети, на которых надеты колготы, но большинство просто в шортах. В ожидании своей эстафеты группы сидят прямо на земле. Нет обмороков родителей — ах, мой малыш сел на сырую землю. Видимо, здесь особая земля, на которой можно сидеть детям, и никто не переживает. Нравится? Да. Дети создают впечатление маленьких героев Эллады. Нет капризов, спортивная дисциплина восхищает зрителя, все работают в команде. Не на свой результат, а на результат команды. Когда они вырастут, в арсенале внутренних качеств будет много достоинств, таких как сила воли, выносливость, смелость, самоорганизация, командность и ох еще сколько замечательных качеств. Именно благодаря им, японцы считаются трудолюбивыми, ответственными и высокопрофессиональными специалистами в любых областях.

фото из личного архива Ольги Шадриной

В сад, куда ходит Рю, принимают с рождения. Таких малышей мы не видели, но примерно годовалые были точно. Информацию дало нам руководство, а это значит, что бывали случаи, когда детей отдавали в сад так рано. Но в Японии к этому относятся с осуждением: принято, чтобы мама имела возможность заниматься с малышом самостоятельно до трехлетнего возраста. И первое, что отмечает Рю, что в нашем саду и теперь уже и школе (он уже школьник) очень шумно, по сравнению с японскими садами и школами. – Почему они так кричат? — удивляется Рю.
И я понимаю, что вся Япония воспитана на сдержанности и негромком разговоре. В Токио было не принято разговаривать в метро, городском транспорте, во многих ресторанах и других общественных местах и даже просто на улице, не только по телефону, но даже между собой, все сразу смотрели осуждающе. Соблюдение тишины это общепринятая мера. Но есть специальные ресторанчики, где шуметь можно, и, видимо, там «спускают пар» все, кто любит громко поговорить. Там я устала уже через 15 минут, и мы постарались уйти оттуда побыстрее.

Мебель в группах эргономичная, две ножки из четырех — на колесах, а это значит, что среду меняют в зависимости от занятий. У групп нет тамбуров, отдельных раздевалок и туалетов. Групповая — это одна большая комната, и в ней дети занимаются весь день (напомню, что сад работает до 14:00). Занятия идут по традиционной программе, в которой очень много творческих компонентов: ритмика, музыка, хоровое пение и прочее. Уточню: в детских садах Японии акцент идет на творческое развитие ребенка и на воспитание необходимых для общества качеств человека. Вот такая концепция, и мы сами в этом убедились. Большой концертный зал, где целый оркестр, в каждой группе пианино, и все воспитатели имеют музыкальные навыки. Это дает свои результаты, и я не буду рассуждать, хорошо это или плохо. В сравнении с российскими садами, в которых очень много проектной деятельности и современных технологий, японский сад сильно проигрывает. А по факту, лучшие технологии в Японии. Получается, что задача дошкольного воспитания состоит не в учебных навыках ребенка, а в формировании выносливости и дисциплинированности, умении работать в команде, изучении правил общества. Это дает отсроченный результат, когда получение основных учебных знаний в школе и университете проходит при максимальной концентрации всех ресурсов ребенка, и в этот период уже нет времени на воспитание, а только обучение.

Меня очень удивил и заинтересовал следующий эпизод, который я заметила и начала анализировать. После спортивного праздника дети переоделись и вышли на улицу. Разбрелись во все стороны, и я не сразу даже увидела, где воспитатель. Он был один в парковой зоне и совсем не стремился собрать детей вместе, чтобы было легче контролировать их. Часть девочек встала на линию забега на стадионе, они обсудили правила и начали бежать эстафету, передавая палочку. При этом каждая выполняла свою часть в данной игре. Кто-то давал старт, кто-то следил, чтобы передача палочки была сделана по правилам, кто-то подбадривал и болел за бегущих. К этой игре потихоньку стали присоединяться другие дети, и очень скоро я стала свидетелем, как дети сами, без помощи взрослых, без их тотального контроля, коим грешат наши сады, организовали свою деятельность. Здесь в Токио, я увидела, как дети могут сами, без взрослого что-то организовать, могут применить свои знания и умения прямо сейчас, а не когда-то потом, далеко в светлом будущем.

Снимаю шляпу, браво, японской системе образования! Добиться в столь раннем возрасте такой вовлеченности, организованности — это не может не впечатлять. Хочу забрать с собой этот опыт? Без сомнения! Но такой результат возможен только там, где есть правила, и они выполняются на 100%. Дети знают, что они могут выбрать игру по интересам и самостоятельно организовать ее. Выбор игры соответствует программе и полученным навыкам. Но и наши дети усваивают отлично программу. Однако еще ни в одном саду я не видела, чтобы они проявляли такую самостоятельность. Мы слишком опекаем наших детей, слишком за них решаем, что им делать и чем заниматься. Как вы думаете, похоже ли, что это проблема педагогов?

Руководство сада протягивает нам сухой паек в подарок. В японских садах всегда отрабатывается учебная тревога на случай землетрясения. Эти мероприятия проводятся часто и регулярно. Для них привозят в сад достаточное количество сухих пайков и воды. Детям закрепляют автоматизм выполнения необходимых действий, которые могут спасти их жизнь. Мы увезем паек в Россию и только там попробуем его. Там будут молочные брикеты, вкусные в сухом виде и при добавлении воды, превращающиеся в молочный напиток. Все, как всегда, продумано до мелочей.

Мы дарим в подарок матрешку с росписью по мотивам народных промыслов России. Японцы говорят, что матрешка — это их национальная игрушка, которую позаимствовали другие народы. Мы не спорим, пусть говорят. Они настолько гостеприимны и великодушны, что в нашем словаре закончились слова благодарности. Здесь мы точно не сможем тягаться с японцами. Они всегда настолько вежливы, воспитаны, что начинаешь тихонько ломать и свою спину в поклоне. Тяжело кланяться. Откуда это? А вот они с легкостью, и все, и везде, и приветствуя, и прощаясь. Надо учиться у японцев этой доброй традиции.

Новости